Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru1.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 21

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru2.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 22

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru3.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 23

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru4.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 24
Павел леднев. Леднёв, Павел Серафимович

Леднёв, Павел Серафимович. Павел леднев


Павел Леднев - советский пятиборец

Павел Леднев родился 23 марта 1943 года в Горьком (Gorky) – так с 1932 по 1990 год назывался Нижний Новгород (Nizhny Novgorod). В 1965 году он окончил Львовский государственный институт физической культуры (Lviv State Institute of Physical Culture).

Он принимал участие в Летних Олимпийский играх (Summer Olympics) 1968, 1972, 1976 и 1980 годов и принес своей стране в общей сложности 7 олимпийских медалей. В том же 1968 году Леднев стал чемпионом страны по современному пятиборью и прошел отборочные соревнования для участия в Летних Олимпийских играх в Мехико (Mexico City). На своей первой Олимпиаде он завоевал бронзовую медаль в личном зачете и серебряную медаль в командном зачете – советская сборная по пятиборью состояла тогда из самого Леднева, литовского спортсмена Стасиса Шапарниса (Stasys Šaparnis) и печально известного Бориса Онищенко (Boris Onishchenko), который в 1976 году был пожизненно дисквалифицирован за мошенничество на соревнованиях.

В Мюнхене (Munich) в 1972 году Леднев выиграл серебряную медаль в индивидуальных соревнованиях, уступив только венгру Андрашу Бальцо (András Balczó), и золотую олимпийскую медаль в составе советской сборной, вместе все с тем же Борисом Онищенко и Владимиром Шмелевым (Vladimir Shmelyov).

В 1973 году в Лондоне (London) Леднев стал двукратным чемпионом мира, выиграв соревнования в личном зачете с 5 412 очками и опередив Шмелева на 145 очков, а также в составе сборной, которая обошла по очкам команду из Западной Германии (West Germany). В том же 1973-м Павел Леднев во второй раз стал чемпионом Советского Союза по пятиборью. Следующий год снова принес ему звание двукратного чемпиона мира, а в 1975-м Леднев в третий раз стал чемпионом мира в личном зачете.

В 1973 и 1975 годах Леднев входил в список 10 лучших спортсменов года Советского Союза по версии Федерации спортивных журналистов СССР.

На Летних Олимпийских играх 1976 года в Монреале (Montreal) Леднев завоевал серебро в личном зачете, уступив золото польскому пятиборцу Янушу Печак-Пычаку (Janusz Pyciak-Peciak). В 1978-м он снова стал чемпионом мира – четвертый раз в личном зачете. И, наконец, на Летних Олимпийских играх в Москве (Moscow) Леднев стал обладателем бронзы в личном зачете и его второй золотой олимпийской медали в составе советской сборной, вместе с Анатолием Старостиным (Anatoli Starostin) и Евгением Липеевым (Yevgeny Lipeyev). После окончания своей спортивной карьеры Павел Серафимович работал с юниорами.

Скончался Павел Леднев 23 ноября 2010 года в Москве, в возрасте 67 лет.

biozvezd.ru

Павел (Леднев) — Википедия

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Павел и фамилией Леднев.

Архимандрит Павел (также известен как Павел Прусский, в миру — Пётр Иванович Леднев; 16 (28) января 1821, Сызрань — 27 апреля (9 мая) 1895, Москва) — настоятель Московского Никольского единоверческого монастыря. Известный миссионер, писатель и публицист, работы которого в основном посвящены опровержению старообрядческого раскола.

Биография

Петр Иванович Леднев родился 16 января 1821 года в городе Сызрани в старообрядческой семье и сам в первую половину жизни принадлежал к старообрядцам-федосеевцам, занимая среди них весьма видное положение как хороший начётчик.

Деятельность в старообрядчестве

Строгие меры императора Николая I против старообрядчества заставили руководителей Преображенского кладбища в Москве подумать о создании нового центра где-либо в более безопасном месте. И в начале 1848 года на средства кладбища Петр (еще до принятия иночества) был отправлен в Пруссию (отсюда его прозвание «Прусский») и там устроил в Гумбиненской области недалеко от города Гумбиннен в Восточной Пруссии (ныне город Гусев в Калининградской области России), где жило человек до тысячи русских, старообрядческий Войновский монастырь в пос. Экертсдорфе (быв. Восточная Пруссия, ныне пос. Войново на Мазурских озерах, на северо-востоке Польши).

Вскоре после этого Петром было осуществлено давнее желание — принять монашество, для этого он поехал в Черниговские слободы, в Злынский беспоповщинский монастырь, где и был пострижен в иноки с именем Павел.

В 1851 году, вследствие раздоров в своем монастыре, он удалился на время в Климоуцы (близ Белой Криницы), где познакомился и стал одним из оппонентов Павла Белокриницкого, а также основал немногочисленную поморскую (беспоповскую) общину, но в 1852 году возвратился в свой монастырь, которым и управлял 15 лет (до 1867), стоя во главе федосеевщины и пользуясь громкой известностью во всей России в качестве вождя старообрядчества.

Во главе с иноком Павлом Прусским Войновский монастырь пережил свой расцвет. В 1847—1867 Свято-Троицкий монастырь — важный центр духовной жизни федосеевцев Восточной Пруссии, имевший большое влияние и среди федосеевцев западных губерний Российской империи. Павел Прусский увеличил монастырь, построив несколько новых зданий, основал библиотеку; иноки в монастыре воспитывали и обучали церковной грамоте детей, нередко присланных из России. Кроме того, он основал женский монастырь в Пупах (ныне Спыхово, Польша) близ Войнова. По его инициативе возникло немало молелен в России, где настоятелями были бывшие ученики Войновского монастыря.

Около 1856 года изменил федосеевским воззрениям на брак и стал допускать новоженов на исповедь и общее моление, почему и был вызван в 1858 году на Преображенское кладбище для объяснений, закончившихся разрывом.

В 1861 году установил в монастыре моление за возвращение священства. Войновский монастырь стал центром оживлённой религиозной полемики. Поэтому в 1859 году мазурские старообрядцы разделились на две части: одни — во главе с Павлом Прусским, примкнувшим к брачным поморцам (новожёнам), и другие — под руководством Алексея Михеева, твёрдо отстаивавшего федосеевские взгляды на безбрачие. Многократные попытки игумена Павла привлечь на свою сторону Алексея Михеева и признать бессвященнословные браки не увенчались успехом.

В 1868 году основал в Йоханнесбурге (ныне Пиш, Польша) типографию, в чьей обильной продукции преобладала литература в защиту бессвященнословного брака. Издавал религиозно-полемическую литературу и позже способствовал появлению особых «листков» (непериодического издания) «Истины» (в 1863—1866 годах — редактор-издатель Константин Голубов).

Деятельность после присоединения к РПЦ

Архимандрит Павел (Леднев) Прусский. Портрет из ГИМ (1892 г.)

Перейдя вместе с пятнадцатью монахами своего монастыря в единоверие, в 1867 году Павел Прусский был вынужден покинуть Войновский монастырь. Вскоре уехал в Москву и сумел сблизиться и завоевать доверие митрополита Московского Филарета (Дроздова), оценившего его познания вероучения старообрядцев, их методов апологетики и тонкостей аргументации и увидевшего в Павле способного миссионера. Но в ноябре 1867 года митрополит Филарет (Дроздов) скончался.

25 февраля 1868 года, в воскресенье второй недели Великого поста, было совершено торжественное присоединение Павла Прусского и некоторых из братий пришедших вместе с ним из Пруссии к Православной Церкви епископом Леонидом (Краснопевковым), викарием Московской епархии. После этого он вместе со своим братством состоящем из 15 человек вселился в Московском Никольском единоверческом монастыре. И с этого времени все свои немалые знания и большую энергию он посвятил проповеди единоверия.

11 июня 1868 года митрополитом Московским Иннокентием (Вениаминовым), инок Павел поставлен настоятелем Никольского единоверческого монастыря в Москве.

15 декабря 1868 года рукоположен в священный сан, а через некоторое время был возведён в чин игумена.

В 1880 году за миссионерские труды на благо Церкви отмечен возведением в сан архимандрита.

Без преувеличения можно сказать, что он стал одним из самым известных миссионеров Русской Церкви. Маршрут передвижения миссионера характеризует его последовательность и трудоспособность: Перелазы — Петербург — Вильна — Петербург — Динабург — Новоалександровск — Каролишки — Вилькомир — Яново — Рымки — Ковна — Вильна — Динабург — Рубелишки — Данышевка — Режица — Псков — Петербург — Москва — Рубелишки — Новоалександровск — Вильна — Ковна — Страшуны — Свенцяны — Апидомы — Данышевка — Витебск — Динабург — Рубенишки — Василёво — Динабург — Режица — Динабург — Вильна — Климуцы (Буковина) — Варшава — Черновцы — Сучава — Драгомирна — Климуцы — Черновцы — Львов — Варшава — Вильна — Псков — Петербург — Москва[1].

Приведённый перечень общин, где в 1869—1871 годах сеял и взращивал семена истинной веры отец Павел Прусский свидетельствует о ревности с которой он взялся проповедовать в среде старообрядцев, желая их соединения с Матерью-Церковью.

Находясь в зените славы, он вспомнил об оставленных им в Климоуцах (близ Белой Криницы) поморцах и явился, чтобы просветить их единоверием. Ему с трудом удалось убедить малое число бывших своих последователей подчиниться синодальной власти — так был основан единственный единоверческий приход за границей.

Как относился отец Павел к единоверию, насколько глубоко понимал его сущность (в особенности по сравнению со своими современниками) и как горячо желал сохранить его в надлежащей чистоте, видно из следующего случая:

В январе 1885 года обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев выдвинул предложение оказать честь архимандриту Павлу возведением его в епископский сан[2], о чём сообщил в письме отцу Павлу его друг — профессор Николай Субботин.

И отец Павел отвечал проф. Н. И. Субботину: «Присланное вами письмо К. П. прочитал и силу его уразумел, и по поводу его честь имею ответствовать вам.

Я чувствительно благодарю К. П. и Киевского владыку[3] и всех членов святейшего Синода за внимание ко мне, убогому человеку; но вот мое мнение по этому предмету:

  • Во-первых, силы мои стали слишком слабы, чтобы мне быть викарием коей-либо епархии. Если бы отец Филарет не нёс мои тяготы, то я ещё в прошлом году был бы должен отказаться и от управления монастырём: коль паче не могу исполнять обязанности викария.
  • Второе, занимаясь по силе моей своим делом, я нахожу себя несколько полезным Святой Церкви; а принявши обязанности викария, едва ли уже смогу принести какую пользу; да и обязанностям викария, кажется, уже поздно мне учиться.

А принять сан епископа, оставаясь в том же Никольском единоверческом монастыре, опасаюсь, чтобы не проложить дорогу для единоверцев стужать правительству об учреждении единоверческих архиереев и тем не подать повода к разделению иерархической власти, что я не нахожу полезным и даже считаю вредным. Об этой опасности вы сами знаете не хуже меня. А потому быть первым единоверческим архиереем я не имею желания, особенно, когда это делается, чтобы почтить меня.

По всем вышеизложенным причинам я нахожу, что едва ли будет какая польза для Церкви, если я приму епископский сан. А посему покорнейше вас прошу сообщить К. П., чтобы уволили меня от столь великого сана, как человека немощного; а за внимание ко мне, убогому человеку, прошу вас его поблагодарить».

Скончался архимандрит Павел 27 апреля 1895 года, в четверг 4-й седмицы по Пасхе.

Накануне отпевания Божественную литургию, у гроба почившего, совершал преосвященный Тихон (Никаноров), епископ Можайский, викарий Московской епархии. Отпевание возглавил сам митрополит Московский Сергий (Ляпидевский).

Похоронили незабвенного старца в понедельник 1-го мая напротив алтаря Никольского придела, главной церкви Никольского единоверческого монастыре.

О литературной деятельности

Благовещение. Византийская икона XIV века. Архимандритом Павлом (Прусским) привезена из Иерусалима; с 1887 в Никольском монастыре, ныне — в ГМИИ

Кроме устной проповеди архимандрит Павел снискал известность как писатель. Его трудам давали такую характеристику:

Даровитый самоучка и знаток древнерусской и святоотеческой литературы, он писал легко, просто и доказательно, опровергая все пункты учения раскола.

Большая часть его сочинений печаталось в регулярно издававшихся журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение», и др., а также выходило отдельными изданиями, сделанными отчасти Святейшим Синодом. Особенно ценятся его подробные опровержения «Поморских ответов» Андрея Денисова и «Вопросов Никодима»; «Беседа с поповцем о 69 правиле Карфагенского собора»; «Беседа с поморцем о Пирре»; «Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника» и другие.

Он оставил обширное публицистическое и научное наследие, которое помещается примерно в шести объемных томах. Большая часть его статей и книг помещена в четырёхтомном посмертном собрании сочинений, изданном в 1897—1899 годах.

Видео по теме

Сочинения

  • Краткое описание путешествия во св. град Иерусалим и прочие св. места. -М.: Братство св. Петра митр., 1884. −111 с.
  • Краткие известия о существующих в расколе сектах об их происхождении, учении и обрядах, с краткими о каждой замечаниями, архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1885. −88 с.
  • Замечания на книгу, известную под именем «Вопросов Никодима». -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1887. −187 с.
  • Ответ на тетрадку Швецова под заглавием "Несправедливость замечаний" (архимандрита Павла) на первую главу книги "Истинность старообрядствующей иерархии". -М.: тип. Э. Лисснера и Ю. Романа, 1889. - 32 с
  • Замечания на книгу поморских ответов: С прил. замечаний на 21-й ответ в книге «Щит веры». -М.: Братство св. Петра митр., 1891. −518 с.
  • Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола, изложенное в разговорах между старообрядцем и православным: [С прил. разговора о том, погрешают или не погрешают именуемые старообрядцы в догмах веры]. -М.: Синод. тип., 1894. −191 с.
  • Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1894. −234 с.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.1. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.2. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.3. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1888. −519 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.1. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −631 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.2. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −576 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.4. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1899. −605 с.
  • Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла беседа с одним из православных о том, как следует смотреть на именуемое старообрядчество Москва : Братство св. Петра митрополита, 1896
  • Две беседы с старообрядцами (о трех свещах и о поклонах) настоятеля Никольского монастыря игумена Павла Москва : тип. Т. Рис, 1876
  • Беседы о свидетельствах и святоподобиях, приводимых поповцами, в защиту их глаголемаго священства -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896
  • Советы старообрядцу о необходимости и вернейших способах рассмотрения истины. - 1895

Примечания

Литература

  1. Беренский Н. Архимандрит о. Павел (Прусский) и его противораскольничья деятельность. -Киев: Журн. «Миссионерское обозрение», 1899. −177 с.
  2. Барановский В., Поташенко Г. Староверие Балтии и Польши: Краткий исторический и биографический словарь. Aidai (Вильнюс), 2005.
  3. Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. -М.: 1996. Стр. 212—213.
  4. Головкова Д. С. «К вопросу об авторстве портрета архимандрита Павла Прусского из Государственного исторического музея» // «Искусство Христианского Мира». Сборник статей. Выпуск 6. -М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. 2002. −392 с.
  5. Григорий (Борисоглебский), архиман. Отец архимандрит Павел Прусский и значение его сочинений для полемики с расколом. // -М.: Журнал «Странник», 1892.
  6. Зыкунов Б. В., диак. Архимандрит Павел (Леднев) Прусский — незаслуженно забытый миссионер // Журнал «Благодатный Огонь», № 20. Июнь 2010.
  7. Ивановский Н. И., проф. Памяти отца архимандрита Павла, настоятеля Московского единоверческого монастыря. -Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1895. −16 с.
  8. Колосов Н. А., свящ. «Архимандрит Павел (Прусский): Некролог». -М.: Унив. тип., 1895. −20 с.
  9. Колосов Н. А., свящ. Статья Н.Колосова в журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение» за 1895 год.
  10. Прокопий, иером. Иеромонаха Прокопия воспоминание о переходе о. Павла из раскола в православие и о своем присоединении к церкви. -М.: Братство св. Петра митр., 1886. −39 с.
  11. Смирнов П. С., доц. История русского раскола старообрядчества. -СПб., 1895.
  12. Смолич И. К. История Русской Церкви 1700—1917. Часть вторая. -М.: Издательство Спасо-Преображенского Валамского монастыря, 1997. Стр.144.
  13. Субботин Н. И., проф. Ко дню первого годичного поминовения в бозе почившего архимандрита Павла [Прусского]: (Наша переписка за 1867—1879 гг.). -М.: Тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896.
  14. Субботин Н. И., проф. Празднование двадцатипятилетия со дня присоединения к православной церкви архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1893.
  15. Филиппов Т. И. Три замечательных старообрядца: Иеромонах Пафнутий, Павел Прусский, Иларион Егорович Ксенос. -СПб.: Тип. М.Стасюлевича, 1899. −36 с.
  16. Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

wikipedia.green

Павел Леднёв - Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Леднев. Личная информация Пол Полное имя Гражданство Специализация Клуб Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Тренеры Рост Вес
Павел Леднёв

мужской

Павел Серафимович Леднёв

СССР СССР → Россия Россия

современное пятиборье

Буревестник, Вооруженные Силы (Львов)

23 марта 1943(1943-03-23)

Горький, СССР СССР

23 ноября 2010(2010-11-23) (67 лет)

Москва, Россия Россия

Ференц Кота, А. Чикаев

184 см

80 кг

Награды и медали

Па́вел Серафи́мович Леднёв (23 марта 1943(19430323), Горький, СССР — 23 ноября 2010, Москва, Россия[1]) — знаменитый советский пятиборец, двукратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, двукратный чемпион СССР. 3-х кратный победитель Кубка Европы по современному пятиборью в личном и командном первенстве (1975, 1977). Заслуженный мастер спорта СССР (1972). Выступал за "Буревестник", Вооруженные Силы (Львов).

Выпускник Львовского государственного института физической культуры (1960-1965).

Обладатель самого большого числа олимпийских наград в истории современного пятиборья (2 золота, 2 серебра и 3 бронзы). Самый возрастной чемпион и призёр Олимпийских игр среди пятиборцев (37 лет и 4 месяца во время Олимпиады-1980 в Москве).

Двадцатилетняя спортивная карьера Павла Леднева прошла во Львове. Чтобы только перечислить многочисленные спортивные награды Леднева, назвать титулы, вспомнить победы, — потребуется немало строк. Леднев — представитель одного из самых сложных видов спорта, где проходят не одно испытание, а пять: в фехтовании, стрельбе, плавании, беге и верховой езде. Полным испытаний, драматичным был и жизненный и спортивный путь Павела Леднева.

23 ноября 2010 года Павел Леднев скончался в возрасте 67 лет в госпитале имени Бурденко после продолжительной болезни. Похоронен на 20-м участке Троекуровского кладбища в Москве.

Биография.[ | ]

Павел Серафимович Леднев родился в городе Горьком 23 марта 1943 года. Потомок дворянского рода (бабушка по маминой линии всю жизнь тщательно скрывала, что происходит из старинного дворянского рода Корецких, владевший поместьями на территории современных Беларусии и Литвы) не знал своего отца, погибшего на войне. Мама, Анна Павловна Леднева, врач-уролог, много работала, а воспитанием малого Павлика занималась бабушка Вера Ивановна, всю жизнь скрывавшая своё дворянское происхождение. Корицкие — княжеский род, когда-то владевший тремя имениями — в белорусских Сувалках, под Кенигсбергом и в Казани. Когда в одно из имений нагрянули революционные матросы, Вера Корицкая отдала им драгоценности — лишь бы оставили в живых. Из её 12 детей десять умерли ещё до революции. Отрадой стал внук Павлик. Страшась обучать мальчика иностранным языкам (а вдруг подумают, что шпионы), Вера Ивановна по возможности старалась прививать ему аристократические манеры, чем непроизвольно подвигла в большую спортивную жизнь. Дело в том, что у мальчишек в послевоенном Днепропетровске, где семья наконец-то осела в 44-м году, воспитанность и скромность Павлика Леднева, а заодно его малый рост и худоба вызывали исключительно хохот и издевательства, до 4 лет Павлуша не произнес ни слова. "Зато до сих пор я говорю исключительно скороговоркой, чтобы наверстать упущенное", — шутит Павел Серафимович.

Спортивная карьера.[ | ]

В городе Днепре (бывш. Днепропетровск) Павел мог плавать в Днепре, занимался баскетболом и водным поло. Когда настала пора выбрать направление обучения, у Павла сомнений не было — институт физкультуры, хотя семья предпочитала видеть его среди будущих медиков. Но на экзаменах во Львовском институте физической культуры Павла напугали большим конкурсом среди пловцов. И вдобавок — его знакомые преподаватели именно тогда уехали на чемпионат СССР по плаванию. Вот Ледневу и посоветовали избрать другую специализацию — пятиборье. Такая была хитрость, своего рода — манёвр. Так молодой Леднев стал студентом Львовского инфиза, хотя ещё не представлял, в каком виде спорта будет совершенствоваться. Школьная подготовка по различным видам позволила начать тренировки в сложном, но очень интересном виде — пятиборье. Тогда во Львове уже была своя школа по пятиборью, свои чемпионы: Валерий Пичужкин — чемпион мира 1962 года в команде, Сергей Войцеховский (потом — известный тренер сборной СССР по плаванию), Матюшенко, Горожанский, Софиенко, Мезенцев, чемпион мира Леонид Иванов. Тут проводила подготовку и сборная СССР, поэтому юноше было с кого брать пример. Он попал в хорошие руки тренера Федора Кота, который слепил из способного юноши настоящего мужчину, который хотел побеждать и знал, как за победу бороться. Просто Москва не всегда «давала красный свет» спортсменам с периферии. Для того, чтобы попасть в сборную Союза, нужно было быть на две головы лучше столичных ребят. Один штрих в подтверждение этих слов: когда однажды Павел повредил палец правой руки и не мог держать шпагу, он просто перевел оружие в левую руку и продолжал сражаться не хуже, чем раньше.

В 1965 году Леднева приняли в сборную СССР и повезли на его первый чемпионат мира в немецкий Лейпциг. Там Леднев в первом виде — конкуре, не нашёл общего языка с лошадью и «заработал» ноль очков. Иного спортсмена уже выкинули бы из сборной, где была большая конкуренция, но Леднев был настолько сильным, что его оставили. Павел продолжал тренироваться, выступать на соревнованиях и доказал, что сильнее его пятиборца в стране нет.

Но не всегда путь спортсмена идет только вверх. Так случилось, что в карьере Павла Леднева были взлеты и стремительные падения.

  • Олимпийские игры 1968 года. Мехико.

1968 год. Дело было в Швеции. Пятиборцы находились там вместе со сборной СССР по хоккею. А хоккеисты уже хорошо знали, где можно было найти в то время самый большой в Союзе дефицит — болоньевые плащи. Типичная ситуация для советского спортсмена, которому за границей выдавали мизерные суточные. Поэтому, чтобы хоть что-то отложить на сувениры и подарки родным, везли домой заграничное тряпье. Вот и Леднев с Александром Рагулиним и набрали их побольше… и едва не залетели на несколько лет в тюрьму. Рагулин к тому времени уже был звездой, поэтому его не тронули. Председатель спорткомитета СССР Павлов едва упросил компетентные органы, чтобы Павла выпустили, ибо в Мехико на Олимпийских играх некому было выступать. Но сорок суток он отсидел под следствием. Сидели вместе с известным киевским боксером Мусалимовым (во время драки, в которой он оказался участником, его противник ударился головой о бордюр и умер). Подготовка к Олимпиаде была сорвана. Мехико Ледневу запомнилось дракой в американской баскетбольной команде, рекордом Бимона, первой победой Санеева и одиночеством. Все думали: раз простили, значит, согласился быть стукачом. Не пошло и любимое фехтование. В итоге вся команда завоевала серебро, а первой олимпийской медалью Леднева стала бронза.

Олимпийские игры 1968 года.

  • Дисквалификация.

Это случилось во Львовском аэропорту перед вылетом на соревнования. Как раз в тот день львовские “Карпаты” играли в финале Кубка СССР. Полет задерживался, Павел сдал вещи в камеру хранения и зашёл перекусить. За столик подсело двое молодых парней, как потом оказалось — карманников. Было малолюдно, все смотрели футбол по телевизору, а воришки посчитали, что с этим худощавым парнем у них проблем не должно возникнуть. Тем не менее, ошиблись. Завязалась драка. Однако прибежавшие на шум милиционеры сразу обвинили меня чуть ли не в вооруженном нападении — я же был при пистолете (спортивное оружие пятиборцы сами возили на соревнования). Доказать, что я не преступник, а пострадавший, не удалось. Руководство национальной федерации предлагало дисквалифицировать меня на год, да и то условно, однако тогдашний председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов, не дожидаясь окончания следствия, настоял на самой жесткой мере — пожизненной дисквалификации с запретом работать в спорте, поскольку незадолго до этого я попался на фарцовке, дескать — не исправился Леднев, снова опозорил имя советского спортсмена. В итоге — трехлетняя дисквалификация и запрет вообще когда-нибудь работать тренером. Как вспоминает сам Леднев: -Первой моей реакцией была самая традиционная для русского человека. Я прилично запил. Но потом я понял, что мир не без добрых людей. Сначала мне помог генерал-полковник Средин, а потом и командующий Прикарпатским военным округом генерал Абатуров, который на свой страх и риск дал опальному пятиборцу работу в Львовском СКА (Спортивный клуб армии). Благодаря ему я стал вести занятия с офицерами в СКА, потихоньку выезжал на товарищеские встречи. У меня появились ученики в пятиборье, а значит, был стимул для самостоятельных тренировок. А самое главное — я стал читать. За три года своей дисквалификации я прочитал намного больше, чем за предыдущие 27 лет, и мое образование перестало быть "коридорно-заушным".

  • Олимпийские игры 1972 года. Мюнхен.

Злость — именно это чувство помогло Павлу Ледневу возвратиться в большой спорт! Не в смысле отомстить, а спортивная злость. Ибо все считали: Ледневу уже конец. А ведь ему ещё не было и тридцати. Но надо было жить дальше и поэтому Леднев начал потихоньку тренироваться. Потом стал выступать на неофициальных турнирах, в различных матчевых встречах. Скоро успехи были замечены руководством федерации, и оно, видя, что Павел ведет себя хорошо, решило ходатайствовать о реабилитации. Заслуженный тренер СССР Лев Матюшенко свидетельствует: в те годы Леднев тренировался более пяти раз в день. Отработав у себя в СКА пять видов, он поздним вечером приезжал на "Динамо", где сражался с асами фехтования и плавал в бассейне. Однажды, увидев Леднева на тренировке, начальство сказало: "Готовьте письмо". Снял дисквалификацию все тот же Павлов. И, в конце концов, победы пришли.

Когда Павла восстановили в команде, он был обязан выиграть все предварительные соревнования, иначе в Мюнхен его не взяли бы. Однако эта цель была достигнута слишком дорогой ценой — Леднев выложился полностью. На Олимпиаде в последнем виде, в беге, он проиграл и Онищенко, и гениальному пятиборцу венгру Бальцо. Но команда СССР тогда стала золотой, и это было ни с чем не сравнимое счастье, а в личном зачете завоевана бронзовая медаль. После победы на Олимпиаде в Мюнхене председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов признался: "Я рад, что тогда ошибся."

Олимпийские игры 1972 года.

*Олимпийские игры 1976 года. Монреаль. Канада.

Три победы подряд на чемпионатах мира в личном первенстве (, Москва 1974 и Мехико-Сити 1975) сделали Павла Леднева безоговорочным лидером мирового пятиборья. Но произошло трагическое происшествие.

Во время второго вида, фехтования, Борис Онищенко (сборная выступала в составе: Онищенко, Мосолов и Леднев) побеждал всех соперников. Во время боя с лидером сборной Великобритании тот неожиданно отклонился назад, и шпага Онищенко его не задела, остановившись почти в 15 см от груди Фокса; однако лампочка за спиной Фокса, сигнализирующая о нанесённом уколе, всё равно загорелась. Фокс потребовал экспертизы оружия Онищенко. Впрочем, первоначально речь о мошенничестве не шла — предполагался технический сбой, самопроизвольное короткое замыкание цепи электрической фиксации укола.[2] Экспертиза шпаги Онищенко выявила следующее: в рукоятку шпаги была вмонтирована «кнопка», замаскированная замшей; нажатием этой кнопки Онищенко мог в любой момент замкнуть электрическую цепь, которая включала судейскую лампочку, и фиксировалось нанесение укола.[2][3]

Онищенко был дисквалифицирован, и сборная СССР — фаворит соревнований в командном зачёте — лишилась возможности бороться за медали. В такой ситуации за нашими спортсменами теперь смотрели в оба, — следили за каждым шагом. Попробуйте в таких условиях сохранять спокойствие. В итоге Леднев в упорной борьбе уступил золото поляку Печаку, завоевав серебряную медаль.

Олимпийские игры 1976 года.

  • Олимпийские игры 1980 года. Москва.

В 1976 году ему уже было 33. Позади три Олимпиады, каждая по-своему историческая и на каждой не достигнута цель. А дома рос сын, который с трудом узнавал папу. После Монреаля у Леднева, взрослого здорового мужика, началась "крапивница". Чашу терпения переполнил невыигранный в родных львовских стенах Кубок Европы.

"Все, ухожу! Мне надоели "неудачные лошади", пять тренировок в день, переезды с клинками, седлами и патронами в баулах. Я хотел ходить в театр и жить как человек" — говорил Леднев тренерам.

Оказалось, что спокойная жизнь ещё далеко. На первом после Олимпиаде в Монреале чемпионате страны, куда Леднев отправился уже туристом, ему сказали: "Соберись. Потерпи до московской Олимпиады".

Павел продолжил тренироваться, выступать на соревнованиях и доказал, что сильнее его пятиборца в стране нет. В 1978 году Леднев в последний раз выиграл чемпионат мира в шведском Иончеппинге. Такой ценой, что ему пришлось вводить препарат, чтобы избавить от судорог. Весь предолимпийский период он мучился с болями в ноге. Его оперировал финский профессор Петикаллио, ставивший на ноги Борзова и Санеева. На московской Олимпиаде Павел Леднев был самым старшим из пятиборцев. Несмотря на бойкот, на Олимпийские игры приехали сильнейшие пятиборцы всего мира.

Бег — последний вид, и состояние от предыдущих видов накладывает отпечаток. В Монреале — эмоциональный провал. В Москве и Мехико — эмоциональный подъём. Теперь Павел знал: от этого зависит способность терпеть. В Москве была высокая влажность, жара, но Леднев, прощаясь с пятиборьем, пробежал здорово. Что поделаешь, бег он любил всегда, и в своем последнем старте Московской Олимпиады Леднев сделал невозможное. Этот бег позволил ему оторваться от позорного седьмого места и выйти на третье. Этого никто не ожидал.

Все газеты писали о том забеге восторженно, как о символической передаче эстафеты. Говорили, что бежал Павел Леднев неплохо, как локомотив, которому не положено опаздывать на конечную станцию. Да, он показал свой самый высокий результат за всю жизнь в пятиборье. Пробежал лучше Старостина, который стал олимпийским чемпионом, пробежал лучше Сомбатеи, который получил серебряную медаль. Но, самое главное, были отыграны секунды, позволяющие мне занять третье место.

В 37 лет он добавил к своим наградам ещё две медали — золото в команде и бронзу в личном зачете! Такого успеха никто никогда из пятиборцев не достигал. Выдающееся достижение Павла Леднева занесено в Книгу рекордов Гиннесса.

Как однажды сказал Павел Леднев: "Я знал, что это мой последний старт и Московскую Олимпиаду мне было уже не выиграть, все-таки 37 лет, а вот предыдущие три... Хотя могло случиться и так, что Игры в Мехико стали бы для меня первыми и единственными."

Павел Леднев участвовал в четырёх Олимпиадах начиная с 1968 года. Дважды — в Мюнхене и Москве — становился обладателем золота в командном зачете, но высшую олимпийскую награду в личном первенстве не выиграл ни разу.

Олимпийские игры 1980 года.

Тренерская работа.[ | ]

После Игр 1980 года Леднева назначили главным тренером сборной СССР, и он переехал в Москву, где жил следующие тридцать лет. Сам он говорил, что до сих пор остался в «белокаменной» чужаком. Но радостно приезжал во Львов и Киев на встречи ветеранов украинского спорта, сам Павел Серафимович много лет работал в Федерации современного пятиборья России. Леднев много лет дружил с известным актёром театра и кино Богданом Ступкой. Они часто приходили друг к другу в гости: на тренировку или на репетиции и спектакли. Когда Богдан Ступка готовился к сценам в фильмах, где нужно было демонстрировать искусство фехтования или владения конём, тренером у него был именно Павел Леднев.

Чаще это происходит так, что, пока спортсмен становился великим, кто-то упорно учился, чтобы стать хорошим тренером. И когда чемпионы спускаются с олимпа, места уже заняты. Тем не менее, тренерская карьера сложилась удачно. С 1981 по 1987 год Леднев возглавлял молодежную сборную страны, и она не проиграла ни одного старта. Среди его воспитанников — бронзовый призёр Сеула-88 Вахтанг Ягорашвили, который теперь живёт в Америке, где нашёл своё личное счастье.

На вопрос, чем пятиборцы его поколения отличались от современных атлетов, Павел Леднев дал достаточно строгую оценку: «Не хочу обижать молодых, но они очень часто не имеют внутренней культуры и интеллекта. Отсюда у них слабая психологическая устойчивость. Большинство из них не способны самостоятельно принимать решения в критических моментах, не знают, что такое самоанализ. Все-таки лучший тренер для спортсмена - это он сам».

Любовь к спорту, несгибаемый характер и трудолюбие сделали Павела Леднева легендой пятиборью. К сожалению, люди уходят в мир иной, — но легенды остаются...

Семейное положение.[ | ]

Первая жена — Леднева Татьяна Викторовна, работала учительницей в школе №4 в Львове на ул. Ломоносова. После Олимпиады 1980 года вся семья Ледневых переехала в Москву. Сын Виктор стал дипломатом.

Вторая жена Айгюль Газизовна родом из Казахстана.

Достижения.[ | ]

Чемпион СССР среди юношей в личном первенстве и серебряный призёр в командном зачете (1962).

Чемпион СССР (1968, 1973) в личном первенстве.

Олимпийский чемпион (1972, 1980) в командном зачете, 2-й призёр Олимпийских игр (1968 — в командном зачете; 1976 — в личном зачете), 3-й призёр Олимпийских игр (1968, 1972, 1980) в личном зачете.

Выступал на 7 Чемпионатах мира, завоевал 6 золотых, 4 серебряных и 2 бронзовых медалей в личном и командном первенствах.

Награждён орденом Дружбы народов.

В 1973 и 1975 годах Леднев входил в список 10 лучших спортсменов года Советского Союза по версии Федерации спортивных журналистов СССР.

Окончил Львовский государственный институт физической культуры (1965).

В 1981—1987 годах возглавлял сборную СССР (юниоры) по современному пятиборью. Среди воспитанников Леднёва — бронзовый призёр сеульской Олимпиады-1988 Вахтанг Ягорашвили.

Последние годы являлся вице-президентом Федерации современного пятиборья России.

Скончался 23 ноября 2010 года в Москве. Похоронен на 20-м участке Троекуровского кладбища в Москве.

В те годы мы смотрели любой спорт, не только любимый футбол или хоккей.

Всех было интересно увидеть хотя бы по телевизору. И наших героев мы легко запоминали в лицо.

Павел Леднев был одним из таких героев.

Он был из тех, кто выходил на бой за победу, и мы с детства знали, что именно так надо делать, что именно в этом и состоит жизнь.

Тяжелый труд, долг, бой — для победы во имя Родины. Зачем же ещё?

Мы, конечно, не формулировали тогда столь пафосно, но, по сути, мы старались жить именно так.

Так нас учило предыдущее поколение, и мы старались, мы верили.

Не у всех вышло.

И вот теперь, вдруг, совсем для меня неожиданно — отсыл в те самые годы.

Оказалось, что Павел Леднев не просто олимпиец, пятиборец, чемпион. Он и книжку успел написать.

Книжка эта — отличная. Честная и трудная, как дистанции, которые он пробегал.

И он опять справился сам, без всякой помощи со стороны, без литзаписчиков, без журналистов.

Публикуя отрывочек из неё, я ощутил те же волнения, что переживал в детстве, когда болел за Леднева и многих, очень многих других.

Тогда все мы хотели быть чемпионами и смотрели любой спорт. Ну, хотя бы по телевизору.

Примечания[ | ]

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid

Леднёв, Павел Серафимович — WiKi

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Леднев.

Па́вел Серафи́мович Леднёв (23 марта 1943 (1943-03-23), Горький, СССР — 23 ноября 2010, Москва, Россия[1]) — знаменитый советский пятиборец, двукратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, двукратный чемпион СССР. 3-х кратный победитель Кубка Европы по современному пятиборью в личном и командном первенстве (1975, 1977). Заслуженный мастер спорта СССР (1972). Выступал за «Буревестник», Вооруженные Силы (Львов).

Личная информация Пол Полное имя Гражданство Специализация Клуб Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Тренеры Рост Вес
Павел Леднёв
мужской
Павел Серафимович Леднёв
СССР СССР → Россия Россия
современное пятиборье
Буревестник, Вооруженные Силы (Львов)
23 марта 1943(1943-03-23)
Горький, СССР СССР
23 ноября 2010(2010-11-23) (67 лет)
Москва, Россия Россия
Ференц Кота, А. Чикаев
184 см
80 кг

Награды и медали

Выпускник Львовского государственного института физической культуры (1960—1965). Член КПСС с 1975 года.

Обладатель самого большого числа олимпийских наград в истории современного пятиборья (2 золота, 2 серебра и 3 бронзы). Самый возрастной чемпион и призёр Олимпийских игр среди пятиборцев (37 лет и 4 месяца во время Олимпиады-1980 в Москве).

23 ноября 2010 года Павел Леднев скончался в возрасте 67 лет в госпитале имени Бурденко после продолжительной болезни. Похоронен на 20-м участке Троекуровского кладбища в Москве.

Павел Серафимович Леднев родился в городе Горьком 23 марта 1943 года.

Спортивная карьера

Олимпийские игры 1968 года. Мехико

Олимпийские игры 1968 года.

Олимпийские игры 1972 года. Мюнхен

Олимпийские игры 1972 года.

Олимпийские игры 1976 года. Монреаль. Канада

Олимпийские игры 1976 года.

Олимпийские игры 1980 года. Москва

Павел Леднев участвовал в четырёх Олимпиадах начиная с 1968 года. Дважды — в Мюнхене и Москве — становился обладателем золота в командном зачете, но высшую олимпийскую награду в личном первенстве не выиграл ни разу.

Олимпийские игры 1980 года.

Первая жена — Леднева Татьяна Викторовна, работала учительницей в школе № 4 в Львове на ул. Ломоносова. После Олимпиады 1980 года вся семья Ледневых переехала в Москву. Сын Виктор стал дипломатом.

Вторая жена Айгюль Газизовна родом из Казахстана.

Чемпион СССР среди юношей в личном первенстве и серебряный призёр в командном зачете (1962).

Чемпион СССР (1968, 1973) в личном первенстве.

Олимпийский чемпион (1972, 1980) в командном зачете, 2-й призёр Олимпийских игр (1968 — в командном зачете; 1976 — в личном зачете), 3-й призёр Олимпийских игр (1968, 1972, 1980) в личном зачете.

Выступал на 7 Чемпионатах мира, завоевал 6 золотых, 4 серебряных и 2 бронзовых медалей в личном и командном первенствах.

Награждён орденом Дружбы народов.

В 1973 и 1975 годах Леднев входил в список 10 лучших спортсменов года Советского Союза по версии Федерации спортивных журналистов СССР.

Окончил Львовский государственный институт физической культуры (1965).

В 1981—1987 годах возглавлял сборную СССР (юниоры) по современному пятиборью. Среди воспитанников Леднёва — бронзовый призёр сеульской Олимпиады-1988 Вахтанг Ягорашвили.

Последние годы являлся вице-президентом Федерации современного пятиборья России.

ru-wiki.org

Павел (Леднев) Википедия

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Павел и фамилией Леднев.

Архимандрит Павел (также известен как Павел Прусский, в миру — Пётр Иванович Леднев; 16 (28) января 1821, Сызрань — 27 апреля (9 мая) 1895, Москва) — настоятель Московского Никольского единоверческого монастыря. Известный миссионер, писатель и публицист, работы которого в основном посвящены опровержению старообрядческого раскола.

Биография

Петр Иванович Леднев родился 16 января 1821 года в городе Сызрани в старообрядческой семье и сам в первую половину жизни принадлежал к старообрядцам-федосеевцам, занимая среди них весьма видное положение как хороший начётчик.

Деятельность в старообрядчестве

Строгие меры императора Николая I против старообрядчества заставили руководителей Преображенского кладбища в Москве подумать о создании нового центра где-либо в более безопасном месте. И в начале 1848 года на средства кладбища Петр (еще до принятия иночества) был отправлен в Пруссию (отсюда его прозвание «Прусский») и там устроил в Гумбиненской области недалеко от города Гумбиннен в Восточной Пруссии (ныне город Гусев в Калининградской области России), где жило человек до тысячи русских, старообрядческий Войновский монастырь в пос. Экертсдорфе (быв. Восточная Пруссия, ныне пос. Войново на Мазурских озерах, на северо-востоке Польши).

Вскоре после этого Петром было осуществлено давнее желание — принять монашество, для этого он поехал в Черниговские слободы, в Злынский беспоповщинский монастырь, где и был пострижен в иноки с именем Павел.

В 1851 году, вследствие раздоров в своем монастыре, он удалился на время в Климоуцы (близ Белой Криницы), где познакомился и стал одним из оппонентов Павла Белокриницкого, а также основал немногочисленную поморскую (беспоповскую) общину, но в 1852 году возвратился в свой монастырь, которым и управлял 15 лет (до 1867), стоя во главе федосеевщины и пользуясь громкой известностью во всей России в качестве вождя старообрядчества.

Во главе с иноком Павлом Прусским Войновский монастырь пережил свой расцвет. В 1847—1867 Свято-Троицкий монастырь — важный центр духовной жизни федосеевцев Восточной Пруссии, имевший большое влияние и среди федосеевцев западных губерний Российской империи. Павел Прусский увеличил монастырь, построив несколько новых зданий, основал библиотеку; иноки в монастыре воспитывали и обучали церковной грамоте детей, нередко присланных из России. Кроме того, он основал женский монастырь в Пупах (ныне Спыхово, Польша) близ Войнова. По его инициативе возникло немало молелен в России, где настоятелями были бывшие ученики Войновского монастыря.

Около 1856 года изменил федосеевским воззрениям на брак и стал допускать новоженов на исповедь и общее моление, почему и был вызван в 1858 году на Преображенское кладбище для объяснений, закончившихся разрывом.

В 1861 году установил в монастыре моление за возвращение священства. Войновский монастырь стал центром оживлённой религиозной полемики. Поэтому в 1859 году мазурские старообрядцы разделились на две части: одни — во главе с Павлом Прусским, примкнувшим к брачным поморцам (новожёнам), и другие — под руководством Алексея Михеева, твёрдо отстаивавшего федосеевские взгляды на безбрачие. Многократные попытки игумена Павла привлечь на свою сторону Алексея Михеева и признать бессвященнословные браки не увенчались успехом.

В 1868 году основал в Йоханнесбурге (ныне Пиш, Польша) типографию, в чьей обильной продукции преобладала литература в защиту бессвященнословного брака. Издавал религиозно-полемическую литературу и позже способствовал появлению особых «листков» (непериодического издания) «Истины» (в 1863—1866 годах — редактор-издатель Константин Голубов).

Деятельность после присоединения к РПЦ

Архимандрит Павел (Леднев) Прусский. Портрет из ГИМ (1892 г.)

Перейдя вместе с пятнадцатью монахами своего монастыря в единоверие, в 1867 году Павел Прусский был вынужден покинуть Войновский монастырь. Вскоре уехал в Москву и сумел сблизиться и завоевать доверие митрополита Московского Филарета (Дроздова), оценившего его познания вероучения старообрядцев, их методов апологетики и тонкостей аргументации и увидевшего в Павле способного миссионера. Но в ноябре 1867 года митрополит Филарет (Дроздов) скончался.

25 февраля 1868 года, в воскресенье второй недели Великого поста, было совершено торжественное присоединение Павла Прусского и некоторых из братий пришедших вместе с ним из Пруссии к Православной Церкви епископом Леонидом (Краснопевковым), викарием Московской епархии. После этого он вместе со своим братством состоящем из 15 человек вселился в Московском Никольском единоверческом монастыре. И с этого времени все свои немалые знания и большую энергию он посвятил проповеди единоверия.

11 июня 1868 года митрополитом Московским Иннокентием (Вениаминовым), инок Павел поставлен настоятелем Никольского единоверческого монастыря в Москве.

15 декабря 1868 года рукоположен в священный сан, а через некоторое время был возведён в чин игумена.

В 1880 году за миссионерские труды на благо Церкви отмечен возведением в сан архимандрита.

Без преувеличения можно сказать, что он стал одним из самым известных миссионеров Русской Церкви. Маршрут передвижения миссионера характеризует его последовательность и трудоспособность: Перелазы — Петербург — Вильна — Петербург — Динабург — Новоалександровск — Каролишки — Вилькомир — Яново — Рымки — Ковна — Вильна — Динабург — Рубелишки — Данышевка — Режица — Псков — Петербург — Москва — Рубелишки — Новоалександровск — Вильна — Ковна — Страшуны — Свенцяны — Апидомы — Данышевка — Витебск — Динабург — Рубенишки — Василёво — Динабург — Режица — Динабург — Вильна — Климуцы (Буковина) — Варшава — Черновцы — Сучава — Драгомирна — Климуцы — Черновцы — Львов — Варшава — Вильна — Псков — Петербург — Москва[1].

Приведённый перечень общин, где в 1869—1871 годах сеял и взращивал семена истинной веры отец Павел Прусский свидетельствует о ревности с которой он взялся проповедовать в среде старообрядцев, желая их соединения с Матерью-Церковью.

Находясь в зените славы, он вспомнил об оставленных им в Климоуцах (близ Белой Криницы) поморцах и явился, чтобы просветить их единоверием. Ему с трудом удалось убедить малое число бывших своих последователей подчиниться синодальной власти — так был основан единственный единоверческий приход за границей.

Как относился отец Павел к единоверию, насколько глубоко понимал его сущность (в особенности по сравнению со своими современниками) и как горячо желал сохранить его в надлежащей чистоте, видно из следующего случая:

В январе 1885 года обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев выдвинул предложение оказать честь архимандриту Павлу возведением его в епископский сан[2], о чём сообщил в письме отцу Павлу его друг — профессор Николай Субботин.

И отец Павел отвечал проф. Н. И. Субботину: «Присланное вами письмо К. П. прочитал и силу его уразумел, и по поводу его честь имею ответствовать вам.

Я чувствительно благодарю К. П. и Киевского владыку[3] и всех членов святейшего Синода за внимание ко мне, убогому человеку; но вот мое мнение по этому предмету:

  • Во-первых, силы мои стали слишком слабы, чтобы мне быть викарием коей-либо епархии. Если бы отец Филарет не нёс мои тяготы, то я ещё в прошлом году был бы должен отказаться и от управления монастырём: коль паче не могу исполнять обязанности викария.
  • Второе, занимаясь по силе моей своим делом, я нахожу себя несколько полезным Святой Церкви; а принявши обязанности викария, едва ли уже смогу принести какую пользу; да и обязанностям викария, кажется, уже поздно мне учиться.

А принять сан епископа, оставаясь в том же Никольском единоверческом монастыре, опасаюсь, чтобы не проложить дорогу для единоверцев стужать правительству об учреждении единоверческих архиереев и тем не подать повода к разделению иерархической власти, что я не нахожу полезным и даже считаю вредным. Об этой опасности вы сами знаете не хуже меня. А потому быть первым единоверческим архиереем я не имею желания, особенно, когда это делается, чтобы почтить меня.

По всем вышеизложенным причинам я нахожу, что едва ли будет какая польза для Церкви, если я приму епископский сан. А посему покорнейше вас прошу сообщить К. П., чтобы уволили меня от столь великого сана, как человека немощного; а за внимание ко мне, убогому человеку, прошу вас его поблагодарить».

Скончался архимандрит Павел 27 апреля 1895 года, в четверг 4-й седмицы по Пасхе.

Накануне отпевания Божественную литургию, у гроба почившего, совершал преосвященный Тихон (Никаноров), епископ Можайский, викарий Московской епархии. Отпевание возглавил сам митрополит Московский Сергий (Ляпидевский).

Похоронили незабвенного старца в понедельник 1-го мая напротив алтаря Никольского придела, главной церкви Никольского единоверческого монастыре.

О литературной деятельности

Благовещение. Византийская икона XIV века. Архимандритом Павлом (Прусским) привезена из Иерусалима; с 1887 в Никольском монастыре, ныне — в ГМИИ

Кроме устной проповеди архимандрит Павел снискал известность как писатель. Его трудам давали такую характеристику:

Даровитый самоучка и знаток древнерусской и святоотеческой литературы, он писал легко, просто и доказательно, опровергая все пункты учения раскола.

Большая часть его сочинений печаталось в регулярно издававшихся журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение», и др., а также выходило отдельными изданиями, сделанными отчасти Святейшим Синодом. Особенно ценятся его подробные опровержения «Поморских ответов» Андрея Денисова и «Вопросов Никодима»; «Беседа с поповцем о 69 правиле Карфагенского собора»; «Беседа с поморцем о Пирре»; «Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника» и другие.

Он оставил обширное публицистическое и научное наследие, которое помещается примерно в шести объемных томах. Большая часть его статей и книг помещена в четырёхтомном посмертном собрании сочинений, изданном в 1897—1899 годах.

Сочинения

  • Краткое описание путешествия во св. град Иерусалим и прочие св. места. -М.: Братство св. Петра митр., 1884. −111 с.
  • Краткие известия о существующих в расколе сектах об их происхождении, учении и обрядах, с краткими о каждой замечаниями, архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1885. −88 с.
  • Замечания на книгу, известную под именем «Вопросов Никодима». -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1887. −187 с.
  • Ответ на тетрадку Швецова под заглавием "Несправедливость замечаний" (архимандрита Павла) на первую главу книги "Истинность старообрядствующей иерархии". -М.: тип. Э. Лисснера и Ю. Романа, 1889. - 32 с
  • Замечания на книгу поморских ответов: С прил. замечаний на 21-й ответ в книге «Щит веры». -М.: Братство св. Петра митр., 1891. −518 с.
  • Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола, изложенное в разговорах между старообрядцем и православным: [С прил. разговора о том, погрешают или не погрешают именуемые старообрядцы в догмах веры]. -М.: Синод. тип., 1894. −191 с.
  • Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1894. −234 с.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.1. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.2. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.3. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1888. −519 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.1. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −631 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.2. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −576 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.4. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1899. −605 с.
  • Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла беседа с одним из православных о том, как следует смотреть на именуемое старообрядчество Москва : Братство св. Петра митрополита, 1896
  • Две беседы с старообрядцами (о трех свещах и о поклонах) настоятеля Никольского монастыря игумена Павла Москва : тип. Т. Рис, 1876
  • Беседы о свидетельствах и святоподобиях, приводимых поповцами, в защиту их глаголемаго священства -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896
  • Советы старообрядцу о необходимости и вернейших способах рассмотрения истины. - 1895

Примечания

Литература

  1. Беренский Н. Архимандрит о. Павел (Прусский) и его противораскольничья деятельность. -Киев: Журн. «Миссионерское обозрение», 1899. −177 с.
  2. Барановский В., Поташенко Г. Староверие Балтии и Польши: Краткий исторический и биографический словарь. Aidai (Вильнюс), 2005.
  3. Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. -М.: 1996. Стр. 212—213.
  4. Головкова Д. С. «К вопросу об авторстве портрета архимандрита Павла Прусского из Государственного исторического музея» // «Искусство Христианского Мира». Сборник статей. Выпуск 6. -М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. 2002. −392 с.
  5. Григорий (Борисоглебский), архиман. Отец архимандрит Павел Прусский и значение его сочинений для полемики с расколом. // -М.: Журнал «Странник», 1892.
  6. Зыкунов Б. В., диак. Архимандрит Павел (Леднев) Прусский — незаслуженно забытый миссионер // Журнал «Благодатный Огонь», № 20. Июнь 2010.
  7. Ивановский Н. И., проф. Памяти отца архимандрита Павла, настоятеля Московского единоверческого монастыря. -Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1895. −16 с.
  8. Колосов Н. А., свящ. «Архимандрит Павел (Прусский): Некролог». -М.: Унив. тип., 1895. −20 с.
  9. Колосов Н. А., свящ. Статья Н.Колосова в журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение» за 1895 год.
  10. Прокопий, иером. Иеромонаха Прокопия воспоминание о переходе о. Павла из раскола в православие и о своем присоединении к церкви. -М.: Братство св. Петра митр., 1886. −39 с.
  11. Смирнов П. С., доц. История русского раскола старообрядчества. -СПб., 1895.
  12. Смолич И. К. История Русской Церкви 1700—1917. Часть вторая. -М.: Издательство Спасо-Преображенского Валамского монастыря, 1997. Стр.144.
  13. Субботин Н. И., проф. Ко дню первого годичного поминовения в бозе почившего архимандрита Павла [Прусского]: (Наша переписка за 1867—1879 гг.). -М.: Тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896.
  14. Субботин Н. И., проф. Празднование двадцатипятилетия со дня присоединения к православной церкви архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1893.
  15. Филиппов Т. И. Три замечательных старообрядца: Иеромонах Пафнутий, Павел Прусский, Иларион Егорович Ксенос. -СПб.: Тип. М.Стасюлевича, 1899. −36 с.
  16. Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

wikiredia.ru

Павел (Леднев) — Википедия

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Павел и фамилией Леднев.

Архимандрит Павел (также известен как Павел Прусский, в миру — Пётр Иванович Леднев; 16 января (29 января) 1821, Сызрань — 27 апреля (10 мая) 1895, Москва) — настоятель Московского Никольского единоверческого монастыря. Известный миссионер, писатель и публицист, работы которого в основном посвящены опровержению старообрядческого раскола.

Петр Иванович Леднев родился 16 января 1821 года в городе Сызрани в старообрядческой семье и сам в первую половину жизни принадлежал к старообрядцам-федосеевцам, занимая среди них весьма видное положение как хороший начётчик.

Деятельность в старообрядчестве[править]

Строгие меры императора Николая I против старообрядчества заставили руководителей Преображенского кладбища в Москве подумать о создании нового центра где-либо в более безопасном месте. И в начале 1848 года на средства кладбища Петр (еще до принятия иночества) был отправлен в Пруссию (отсюда его прозвание «Прусский») и там устроил в Гумбиненской области недалеко от города Гумбиннен в Восточной Пруссии (ныне город Гусев в Калининградской области России), где жило человек до тысячи русских, старообрядческий Войновский монастырь в пос. Экертсдорфе (быв. Восточная Пруссия, ныне пос. Войново на Мазурских озерах, на северо-востоке Польши).

Вскоре после этого Петром было осуществлено давнее желание — принять монашество, для этого он поехал в Черниговские слободы, в Злынский беспоповщинский монастырь, где и был пострижен в иноки с именем Павел.

В 1851 году, вследствие раздоров в своем монастыре, он удалился на время в Климоуцы (близ Белой Криницы), где познакомился и стал одним из оппонентов Павла Белокриницкого, а также основал немногочисленную поморскую (беспоповскую) общину, но в 1852 году возвратился в свой монастырь, которым и управлял 15 лет (до 1867), стоя во главе федосеевщины и пользуясь громкой известностью во всей России в качестве вождя старообрядчества.

Во главе с иноком Павлом Прусским Войновский монастырь пережил свой расцвет. В 1847—1867 Свято-Троицкий монастырь — важный центр духовной жизни федосеевцев Восточной Пруссии, имевший большое влияние и среди федосеевцев западных губерний Российской империи. Павел Прусский увеличил монастырь, построив несколько новых зданий, основал библиотеку; иноки в монастыре воспитывали и обучали церковной грамоте детей, нередко присланных из России. Кроме того, он основал женский монастырь в Пупах (ныне Спыхово, Польша) близ Войнова. По его инициативе возникло немало молелен в России, где настоятелями были бывшие ученики Войновского монастыря.

Около 1856 года изменил федосеевским воззрениям на брак и стал допускать новоженов на исповедь и общее моление, почему и был вызван в 1858 году на Преображенское кладбище для объяснений, закончившихся разрывом.

В 1861 году установил в монастыре моление за возвращение священства. Войновский монастырь стал центром оживлённой религиозной полемики. Поэтому в 1859 году мазурские старообрядцы разделились на две части: одни — во главе с Павлом Прусским, примкнувшим к брачным поморцам (новожёнам), и другие — под руководством Алексея Михеева, твёрдо отстаивавшего федосеевские взгляды на безбрачие. Многократные попытки игумена Павла привлечь на свою сторону Алексея Михеева и признать бессвященнословные браки не увенчались успехом.

В 1868 году основал в Йоханнесбурге (ныне Пиш, Польша) типографию, в чьей обильной продукции преобладала литература в защиту бессвященнословного брака. Издавал религиозно-полемическую литературу и позже способствовал появлению особых «листков» (непериодического издания) «Истины» (в 1863—1866 годах — редактор-издатель Константин Голубов).

Деятельность после присоединения к РПЦ[править]

Архимандрит Павел (Леднев) Прусский. Портрет из ГИМ (1892 г.)

Перейдя вместе с пятнадцатью монахами своего монастыря в единоверие, в 1867 году Павел Прусский был вынужден покинуть Войновский монастырь. Вскоре уехал в Москву и сумел сблизиться и завоевать доверие митрополита Московского Филарета (Дроздова), оценившего его познания вероучения старообрядцев, их методов апологетики и тонкостей аргументации и увидевшего в Павле способного миссионера. Но в ноябре 1867 года митрополит Филарет (Дроздов) скончался.

25 февраля 1868 года, в воскресенье второй недели Великого поста, было совершено торжественное присоединение Павла Прусского и некоторых из братий пришедших вместе с ним из Пруссии к Православной Церкви епископом Леонидом (Краснопевковым), викарием Московской епархии. После этого он вместе со своим братством состоящем из 15 человек вселился в Московском Никольском единоверческом монастыре. И с этого времени все свои немалые знания и большую энергию он посвятил проповеди единоверия.

11 июня 1868 года митрополитом Московским Иннокентием (Вениаминовым), инок Павел поставлен настоятелем Никольского единоверческого монастыря в Москве.

15 декабря 1868 года рукоположен в священный сан, а через некоторое время был возведён в чин игумена.

В 1880 году за миссионерские труды на благо Церкви отмечен возведением в сан архимандрита.

Без преувеличения можно сказать, что он стал одним из самым известных миссионеров Русской Церкви. Маршрут передвижения миссионера характеризует его последовательность и трудоспособность: Перелазы — Петербург — Вильна — Петербург — Динабург — Новоалександровск — Каролишки — Вилькомир — Яново — Рымки — Ковна — Вильна — Динабург — Рубелишки — Данышевка — Режица — Псков — Петербург — Москва — Рубелишки — Новоалександровск — Вильна — Ковна — Страшуны — Свенцяны — Апидомы — Данышевка — Витебск — Динабург — Рубенишки — Василёво — Динабург — Режица — Динабург — Вильна — Климуцы (Буковина) — Варшава — Черновцы — Сучава — Драгомирна — Климуцы — Черновцы — Львов — Варшава — Вильна — Псков — Петербург — Москва[1].

Приведённый перечень общин, где в 1869—1871 годах сеял и взращивал семена истинной веры отец Павел Прусский свидетельствует о ревности с которой он взялся проповедовать в среде старообрядцев, желая их соединения с Матерью-Церковью.

Находясь в зените славы, он вспомнил об оставленных им в Климоуцах (близ Белой Криницы) поморцах и явился, чтобы просветить их единоверием. Ему с трудом удалось убедить малое число бывших своих последователей подчиниться синодальной власти — так был основан единственный единоверческий приход за границей.

Как относился отец Павел к единоверию, насколько глубоко понимал его сущность (в особенности по сравнению со своими современниками) и как горячо желал сохранить его в надлежащей чистоте, видно из следующего случая:

В январе 1885 года обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев выдвинул предложение оказать честь архимандриту Павлу возведением его в епископский сан[2], о чём сообщил в письме отцу Павлу его друг — профессор Николай Субботин.

И отец Павел отвечал проф. Н. И. Субботину: «Присланное вами письмо К. П. прочитал и силу его уразумел, и по поводу его честь имею ответствовать вам.

Я чувствительно благодарю К. П. и Киевского владыку[3] и всех членов святейшего Синода за внимание ко мне, убогому человеку; но вот мое мнение по этому предмету:

  • Во-первых, силы мои стали слишком слабы, чтобы мне быть викарием коей-либо епархии. Если бы отец Филарет не нёс мои тяготы, то я ещё в прошлом году был бы должен отказаться и от управления монастырём: коль паче не могу исполнять обязанности викария.
  • Второе, занимаясь по силе моей своим делом, я нахожу себя несколько полезным Святой Церкви; а принявши обязанности викария, едва ли уже смогу принести какую пользу; да и обязанностям викария, кажется, уже поздно мне учиться.

А принять сан епископа, оставаясь в том же Никольском единоверческом монастыре, опасаюсь, чтобы не проложить дорогу для единоверцев стужать правительству об учреждении единоверческих архиереев и тем не подать повода к разделению иерархической власти, что я не нахожу полезным и даже считаю вредным. Об этой опасности вы сами знаете не хуже меня. А потому быть первым единоверческим архиереем я не имею желания, особенно, когда это делается, чтобы почтить меня.

По всем вышеизложенным причинам я нахожу, что едва ли будет какая польза для Церкви, если я приму епископский сан. А посему покорнейше вас прошу сообщить К. П., чтобы уволили меня от столь великого сана, как человека немощного; а за внимание ко мне, убогому человеку, прошу вас его поблагодарить».

— [4]

Скончался архимандрит Павел 27 апреля 1895 года, в четверг 4-й седмицы по Пасхе.

Накануне отпевания Божественную литургию, у гроба почившего, совершал преосвященный Тихон (Никаноров), епископ Можайский, викарий Московской епархии. Отпевание возглавил сам митрополит Московский Сергий (Ляпидевский).

Похоронили незабвенного старца в понедельник 1-го мая напротив алтаря Никольского придела, главной церкви Никольского единоверческого монастыре.

О литературной деятельности[править]

Благовещение. Византийская икона XIV века. Архимандритом Павлом (Прусским) привезена из Иерусалима; с 1887 в Никольском монастыре, ныне — в ГМИИ

Кроме устной проповеди архимандрит Павел снискал известность как писатель. Его трудам давали такую характеристику:

Даровитый самоучка и знаток древнерусской и святоотеческой литературы, он писал легко, просто и доказательно, опровергая все пункты учения раскола.

— Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Большая часть его сочинений печаталось в регулярно издававшихся журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение», и др., а также выходило отдельными изданиями, сделанными отчасти Святейшим Синодом. Особенно ценятся его подробные опровержения «Поморских ответов» Андрея Денисова и «Вопросов Никодима»; «Беседа с поповцем о 69 правиле Карфагенского собора»; «Беседа с поморцем о Пирре»; «Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника» и другие.

Он оставил обширное публицистическое и научное наследие, которое помещается примерно в шести объемных томах. Большая часть его статей и книг помещена в четырёхтомном посмертном собрании сочинений, изданном в 1897—1899 годах.

  • Краткое описание путешествия во св. град Иерусалим и прочие св. места. -М.: Братство св. Петра митр., 1884. −111 с.
  • Краткие известия о существующих в расколе сектах об их происхождении, учении и обрядах, с краткими о каждой замечаниями, архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1885. −88 с.
  • Замечания на книгу, известную под именем «Вопросов Никодима». -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1887. −187 с.
  • Замечания на книгу поморских ответов: С прил. замечаний на 21-й ответ в книге «Щит веры». -М.: Братство св. Петра митр., 1891. −518 с.
  • Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола, изложенное в разговорах между старообрядцем и православным: [С прил. разговора о том, погрешают или не погрешают именуемые старообрядцы в догмах веры]. -М.: Синод. тип., 1894. −191 с.
  • Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1894. −234 с.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.1. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.2. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.3. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1888. −519 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.1. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −631 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.2. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −576 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.4. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1899. −605 с.
  • Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла беседа с одним из православных о том, как следует смотреть на именуемое старообрядчество Москва : Братство св. Петра митрополита, 1896
  • Две беседы с старообрядцами (о трех свещах и о поклонах) настоятеля Никольского монастыря игумена Павла Москва : тип. Т. Рис, 1876
  • Беседы о свидетельствах и святоподобиях, приводимых поповцами, в защиту их глаголемаго священства -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896
  1. Беренский Н. Архимандрит о. Павел (Прусский) и его противораскольничья деятельность. -Киев: Журн. «Миссионерское обозрение», 1899. −177 с.
  2. Барановский В., Поташенко Г. Староверие Балтии и Польши: Краткий исторический и биографический словарь. Aidai (Вильнюс), 2005.
  3. Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. -М.: 1996. Стр. 212—213.
  4. Головкова Д. С. «К вопросу об авторстве портрета архимандрита Павла Прусского из Государственного исторического музея» // «Искусство Христианского Мира». Сборник статей. Выпуск 6. -М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. 2002. −392 с.
  5. Григорий (Борисоглебский), архиман. Отец архимандрит Павел Прусский и значение его сочинений для полемики с расколом. // -М.: Журнал «Странник», 1892.
  6. Зыкунов Б. В., диак. Архимандрит Павел (Леднев) Прусский — незаслуженно забытый миссионер // Журнал «Благодатный Огонь», № 20. Июнь 2010.
  7. Ивановский Н. И., проф. Памяти отца архимандрита Павла, настоятеля Московского единоверческого монастыря. -Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1895. −16 с.
  8. Колосов Н. А., свящ. «Архимандрит Павел (Прусский): Некролог». -М.: Унив. тип., 1895. −20 с.
  9. Колосов Н. А., свящ. Статья Н.Колосова в журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение» за 1895 год.
  10. Прокопий, иером. Иеромонаха Прокопия воспоминание о переходе о. Павла из раскола в православие и о своем присоединении к церкви. -М.: Братство св. Петра митр., 1886. −39 с.
  11. Смирнов П. С., доц. История русского раскола старообрядчества. -СПб., 1895.
  12. Смолич И. К. История Русской Церкви 1700—1917. Часть вторая. -М.: Издательство Спасо-Преображенского Валамского монастыря, 1997. Стр.144.
  13. Субботин Н. И., проф. Ко дню первого годичного поминовения в бозе почившего архимандрита Павла [Прусского]: (Наша переписка за 1867—1879 гг.). -М.: Тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896.
  14. Субботин Н. И., проф. Празднование двадцатипятилетия со дня присоединения к православной церкви архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1893.
  15. Филиппов Т. И. Три замечательных старообрядца: Иеромонах Пафнутий, Павел Прусский, Иларион Егорович Ксенос. -СПб.: Тип. М.Стасюлевича, 1899. −36 с.
  16. Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

wp.wiki-wiki.ru

Павел (Леднев) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Павел и фамилией Леднев.

Архимандрит Павел (также известен как Павел Прусский, в миру — Пётр Иванович Леднев; 16 января (29 января) 1821, Сызрань — 27 апреля (10 мая) 1895, Москва) — настоятель Московского Никольского единоверческого монастыря. Известный миссионер, писатель и публицист, работы которого в основном посвящены опровержению старообрядческого раскола.

Биография

Петр Иванович Леднев родился 16 января 1821 года в городе Сызрани в старообрядческой семье и сам в первую половину жизни принадлежал к старообрядцам-федосеевцам, занимая среди них весьма видное положение как хороший начётчик.

Деятельность в старообрядчестве

Строгие меры императора Николая I против старообрядчества заставили руководителей Преображенского кладбища в Москве подумать о создании нового центра где-либо в более безопасном месте. И в начале 1848 года на средства кладбища Петр (еще до принятия иночества) был отправлен в Пруссию (отсюда его прозвание «Прусский») и там устроил в Гумбиненской области недалеко от города Гумбиннен в Восточной Пруссии (ныне город Гусев в Калининградской области России), где жило человек до тысячи русских, старообрядческий Войновский монастырь в пос. Экертсдорфе (быв. Восточная Пруссия, ныне пос. Войново на Мазурских озерах, на северо-востоке Польши).

Вскоре после этого Петром было осуществлено давнее желание — принять монашество, для этого он поехал в Черниговские слободы, в Злынский беспоповщинский монастырь, где и был пострижен в иноки с именем Павел.

В 1851 году, вследствие раздоров в своем монастыре, он удалился на время в Климоуцы (близ Белой Криницы), где познакомился и стал одним из оппонентов Павла Белокриницкого, а также основал немногочисленную поморскую (беспоповскую) общину, но в 1852 году возвратился в свой монастырь, которым и управлял 15 лет (до 1867), стоя во главе федосеевщины и пользуясь громкой известностью во всей России в качестве вождя старообрядчества.

Во главе с иноком Павлом Прусским Войновский монастырь пережил свой расцвет. В 1847—1867 Свято-Троицкий монастырь — важный центр духовной жизни федосеевцев Восточной Пруссии, имевший большое влияние и среди федосеевцев западных губерний Российской империи. Павел Прусский увеличил монастырь, построив несколько новых зданий, основал библиотеку; иноки в монастыре воспитывали и обучали церковной грамоте детей, нередко присланных из России. Кроме того, он основал женский монастырь в Пупах (ныне Спыхово, Польша) близ Войнова. По его инициативе возникло немало молелен в России, где настоятелями были бывшие ученики Войновского монастыря.

Около 1856 года изменил федосеевским воззрениям на брак и стал допускать новоженов на исповедь и общее моление, почему и был вызван в 1858 году на Преображенское кладбище для объяснений, закончившихся разрывом.

В 1861 году установил в монастыре моление за возвращение священства. Войновский монастырь стал центром оживлённой религиозной полемики. Поэтому в 1859 году мазурские старообрядцы разделились на две части: одни — во главе с Павлом Прусским, примкнувшим к брачным поморцам (новожёнам), и другие — под руководством Алексея Михеева, твёрдо отстаивавшего федосеевские взгляды на безбрачие. Многократные попытки игумена Павла привлечь на свою сторону Алексея Михеева и признать бессвященнословные браки не увенчались успехом.

В 1868 году основал в Йоханнесбурге (ныне Пиш, Польша) типографию, в чьей обильной продукции преобладала литература в защиту бессвященнословного брака. Издавал религиозно-полемическую литературу и позже способствовал появлению особых «листков» (непериодического издания) «Истины» (в 1863—1866 годах — редактор-издатель Константин Голубов).

Деятельность после присоединения к РПЦ

Перейдя вместе с пятнадцатью монахами своего монастыря в единоверие, в 1867 году Павел Прусский был вынужден покинуть Войновский монастырь. Вскоре уехал в Москву и сумел сблизиться и завоевать доверие митрополита Московского Филарета (Дроздова), оценившего его познания вероучения старообрядцев, их методов апологетики и тонкостей аргументации и увидевшего в Павле способного миссионера. Но в ноябре 1867 года митрополит Филарет (Дроздов) скончался.

25 февраля 1868 года, в воскресенье второй недели Великого поста, было совершено торжественное присоединение Павла Прусского и некоторых из братий пришедших вместе с ним из Пруссии к Православной Церкви епископом Леонидом (Краснопевковым), викарием Московской епархии. После этого он вместе со своим братством состоящем из 15 человек вселился в Московском Никольском единоверческом монастыре. И с этого времени все свои немалые знания и большую энергию он посвятил проповеди единоверия.

11 июня 1868 года митрополитом Московским Иннокентием (Вениаминовым), инок Павел поставлен настоятелем Никольского единоверческого монастыря в Москве.

15 декабря 1868 года рукоположен в священный сан, а через некоторое время был возведён в чин игумена.

В 1880 году за миссионерские труды на благо Церкви отмечен возведением в сан архимандрита.

Без преувеличения можно сказать, что он стал одним из самым известных миссионеров Русской Церкви. Маршрут передвижения миссионера характеризует его последовательность и трудоспособность: Перелазы — Петербург — Вильна — Петербург — Динабург — Новоалександровск — Каролишки — Вилькомир — Яново — Рымки — Ковна — Вильна — Динабург — Рубелишки — Данышевка — Режица — Псков — Петербург — Москва — Рубелишки — Новоалександровск — Вильна — Ковна — Страшуны — Свенцяны — Апидомы — Данышевка — Витебск — Динабург — Рубенишки — Василёво — Динабург — Режица — Динабург — Вильна — Климуцы (Буковина) — Варшава — Черновцы — Сучава — Драгомирна — Климуцы — Черновцы — Львов — Варшава — Вильна — Псков — Петербург — Москва[1].

Приведённый перечень общин, где в 1869—1871 годах сеял и взращивал семена истинной веры отец Павел Прусский свидетельствует о ревности с которой он взялся проповедовать в среде старообрядцев, желая их соединения с Матерью-Церковью.

Находясь в зените славы, он вспомнил об оставленных им в Климоуцах (близ Белой Криницы) поморцах и явился, чтобы просветить их единоверием. Ему с трудом удалось убедить малое число бывших своих последователей подчиниться синодальной власти — так был основан единственный единоверческий приход за границей.

Как относился отец Павел к единоверию, насколько глубоко понимал его сущность (в особенности по сравнению со своими современниками) и как горячо желал сохранить его в надлежащей чистоте, видно из следующего случая:

В январе 1885 года обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев выдвинул предложение оказать честь архимандриту Павлу возведением его в епископский сан[2], о чём сообщил в письме отцу Павлу его друг — профессор Николай Субботин.

И отец Павел отвечал проф. Н. И. Субботину: «Присланное вами письмо К. П. прочитал и силу его уразумел, и по поводу его честь имею ответствовать вам.

Я чувствительно благодарю К. П. и Киевского владыку[3] и всех членов святейшего Синода за внимание ко мне, убогому человеку; но вот мое мнение по этому предмету:

  • Во-первых, силы мои стали слишком слабы, чтобы мне быть викарием коей-либо епархии. Если бы отец Филарет не нёс мои тяготы, то я ещё в прошлом году был бы должен отказаться и от управления монастырём: коль паче не могу исполнять обязанности викария.
  • Второе, занимаясь по силе моей своим делом, я нахожу себя несколько полезным Святой Церкви; а принявши обязанности викария, едва ли уже смогу принести какую пользу; да и обязанностям викария, кажется, уже поздно мне учиться.

А принять сан епископа, оставаясь в том же Никольском единоверческом монастыре, опасаюсь, чтобы не проложить дорогу для единоверцев стужать правительству об учреждении единоверческих архиереев и тем не подать повода к разделению иерархической власти, что я не нахожу полезным и даже считаю вредным. Об этой опасности вы сами знаете не хуже меня. А потому быть первым единоверческим архиереем я не имею желания, особенно, когда это делается, чтобы почтить меня.

По всем вышеизложенным причинам я нахожу, что едва ли будет какая польза для Церкви, если я приму епископский сан. А посему покорнейше вас прошу сообщить К. П., чтобы уволили меня от столь великого сана, как человека немощного; а за внимание ко мне, убогому человеку, прошу вас его поблагодарить».

— [4]

Скончался архимандрит Павел 27 апреля 1895 года, в четверг 4-й седмицы по Пасхе.

Накануне отпевания Божественную литургию, у гроба почившего, совершал преосвященный Тихон (Никаноров), епископ Можайский, викарий Московской епархии. Отпевание возглавил сам митрополит Московский Сергий (Ляпидевский).

Похоронили незабвенного старца в понедельник 1-го мая напротив алтаря Никольского придела, главной церкви Никольского единоверческого монастыре.

О литературной деятельности

Кроме устной проповеди архимандрит Павел снискал известность как писатель. Его трудам давали такую характеристику:

Даровитый самоучка и знаток древнерусской и святоотеческой литературы, он писал легко, просто и доказательно, опровергая все пункты учения раскола.

— Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Большая часть его сочинений печаталось в регулярно издававшихся журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение», и др., а также выходило отдельными изданиями, сделанными отчасти Святейшим Синодом. Особенно ценятся его подробные опровержения «Поморских ответов» Андрея Денисова и «Вопросов Никодима»; «Беседа с поповцем о 69 правиле Карфагенского собора»; «Беседа с поморцем о Пирре»; «Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника» и другие.

Он оставил обширное публицистическое и научное наследие, которое помещается примерно в шести объемных томах. Большая часть его статей и книг помещена в четырёхтомном посмертном собрании сочинений, изданном в 1897—1899 годах.

Сочинения

  • Краткое описание путешествия во св. град Иерусалим и прочие св. места. -М.: Братство св. Петра митр., 1884. −111 с.
  • Краткие известия о существующих в расколе сектах об их происхождении, учении и обрядах, с краткими о каждой замечаниями, архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1885. −88 с.
  • Замечания на книгу, известную под именем «Вопросов Никодима». -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1887. −187 с.
  • Замечания на книгу поморских ответов: С прил. замечаний на 21-й ответ в книге «Щит веры». -М.: Братство св. Петра митр., 1891. −518 с.
  • Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола, изложенное в разговорах между старообрядцем и православным: [С прил. разговора о том, погрешают или не погрешают именуемые старообрядцы в догмах веры]. -М.: Синод. тип., 1894. −191 с.
  • Размышления при чтении апокалипсиса, изложенные в ответах на вопросы собеседника. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1894. −234 с.
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.1. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.
  • [commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB_%D0%9F%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_(%D0%9B%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%B2),_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B8%D1%82_-_%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9._%D0%A7._2_-_1883.pdf Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.2. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1883.]
  • Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Ч.3. −4-е изд., -М.: Синодальная тип., 1888. −519 с.
  • [commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB_%D0%9F%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_(%D0%9B%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%B2),_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B8%D1%82_-_%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9._%D0%A2._1_-_1897.pdf Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.1. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −631 с.]
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.2. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1897. −576 с.
  • Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. Т.4. −1-е посмерт. изд., -М.: Братство св. Петра митр., 1899. −605 с.
  • [dlib.rsl.ru/01003595631 Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла беседа с одним из православных о том, как следует смотреть на именуемое старообрядчество Москва : Братство св. Петра митрополита, 1896]
  • [dlib.rsl.ru/01003606882 Две беседы с старообрядцами (о трех свещах и о поклонах) настоятеля Никольского монастыря игумена Павла Москва : тип. Т. Рис, 1876]
  • [commons.wikimedia.org/wiki/File:Pavel_Prussky_Lednev_arkhimandrit_-_Besedy_o.pdf Беседы о свидетельствах и святоподобиях, приводимых поповцами, в защиту их глаголемаго священства -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896]

Напишите отзыв о статье "Павел (Леднев)"

Примечания

  1. ↑ Топонимы приводятся здесь по сочинениям архимандрита Павла (Леднева).
  2. ↑ См. письмо № 84 в книге: Марков В. С. [relig-library.pstu.ru/modules.php?name=2162 «К истории раскола старообрядчества второй половины XIX столетия. Переписка проф. Н. И. Субботина, преимущественно неизданная, как материал для истории раскола и отношений к нему правительства. (1865—1904)»]. — М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1914.
  3. ↑ Высокопреосвященный Платон (Городецкий) — в 1885 году Киевский митрополит.
  4. ↑ Субботин Н. И. Ещё 15 лет служения Церкви борьбою с расколом. — М.: 1904. — Вып. I. — С. 337—338.

Литература

  1. Беренский Н. Архимандрит о. Павел (Прусский) и его противораскольничья деятельность. -Киев: Журн. «Миссионерское обозрение», 1899. −177 с.
  2. Барановский В., Поташенко Г. [kopajglubze.ucoz.ru/publ/19-1-0-67 Староверие Балтии и Польши: Краткий исторический и биографический словарь]. Aidai (Вильнюс), 2005.
  3. Вургафт С. Г., Ушаков И. А. [www.semeyskie.ru/en_p.html Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря]. -М.: 1996. Стр. 212—213.
  4. Головкова Д. С. [www.pavel-prusskiy.ru/lib/portrait_pavel.html «К вопросу об авторстве портрета архимандрита Павла Прусского из Государственного исторического музея»] // «Искусство Христианского Мира». Сборник статей. Выпуск 6. -М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. 2002. −392 с.
  5. Григорий (Борисоглебский), архиман. Отец архимандрит Павел Прусский и значение его сочинений для полемики с расколом. // -М.: Журнал «Странник», 1892.
  6. Зыкунов Б. В., диак. [www.blagogon.ru/digest/201/ Архимандрит Павел (Леднев) Прусский — незаслуженно забытый миссионер] // Журнал «Благодатный Огонь», № 20. Июнь 2010.
  7. Ивановский Н. И., проф. Памяти отца архимандрита Павла, настоятеля Московского единоверческого монастыря. -Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1895. −16 с.
  8. Колосов Н. А., свящ. [www.pavel-prusskiy.ru/lib/nekrolog_pavel.html «Архимандрит Павел (Прусский): Некролог»]. -М.: Унив. тип., 1895. −20 с.
  9. Колосов Н. А., свящ. Статья Н.Колосова в журналах «Братское Слово» и «Душеполезное Чтение» за 1895 год.
  10. Прокопий, иером. Иеромонаха Прокопия воспоминание о переходе о. Павла из раскола в православие и о своем присоединении к церкви. -М.: Братство св. Петра митр., 1886. −39 с.
  11. Смирнов П. С., доц. История русского раскола старообрядчества. -СПб., 1895.
  12. Смолич И. К. История Русской Церкви 1700—1917. Часть вторая. -М.: Издательство Спасо-Преображенского Валамского монастыря, 1997. Стр.144.
  13. Субботин Н. И., проф. Ко дню первого годичного поминовения в бозе почившего архимандрита Павла [Прусского]: (Наша переписка за 1867—1879 гг.). -М.: Тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1896.
  14. Субботин Н. И., проф. Празднование двадцатипятилетия со дня присоединения к православной церкви архимандрита Павла. -М.: тип. Э.Лисснера и Ю.Романа, 1893.
  15. Филиппов Т. И. Три замечательных старообрядца: Иеромонах Пафнутий, Павел Прусский, Иларион Егорович Ксенос. -СПб.: Тип. М.Стасюлевича, 1899. −36 с.
  16. Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

  • Павел Прусский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [www.pavel-prusskiy.ru/life/pavelprus.html Жизнеописание архимандрита Павла (Леднева) Прусского]
  • [www.pavel-prusskiy.ru/life/about_pavelprus.html Воспоминания об архимандрите Павле (Ледневе) Прусском]
  • [www.pavel-prusskiy.ru/lib/soch_pavelprus.html Полный список трудов архим. Павла (Леднева)]
  • [news.yandex.ru/people/prusskij_pavel.html Пресс-портрет: Павел Прусский, архимандрит] — составленный порталом «Яндекс» из сообщений СМИ.

Отрывок, характеризующий Павел (Леднев)

В несколько дней княжна Марья собралась в дорогу. Экипажи ее состояли из огромной княжеской кареты, в которой она приехала в Воронеж, брички и повозки. С ней ехали m lle Bourienne, Николушка с гувернером, старая няня, три девушки, Тихон, молодой лакей и гайдук, которого тетка отпустила с нею. Ехать обыкновенным путем на Москву нельзя было и думать, и потому окольный путь, который должна была сделать княжна Марья: на Липецк, Рязань, Владимир, Шую, был очень длинен, по неимению везде почтовых лошадей, очень труден и около Рязани, где, как говорили, показывались французы, даже опасен. Во время этого трудного путешествия m lle Bourienne, Десаль и прислуга княжны Марьи были удивлены ее твердостью духа и деятельностью. Она позже всех ложилась, раньше всех вставала, и никакие затруднения не могли остановить ее. Благодаря ее деятельности и энергии, возбуждавшим ее спутников, к концу второй недели они подъезжали к Ярославлю. В последнее время своего пребывания в Воронеже княжна Марья испытала лучшее счастье в своей жизни. Любовь ее к Ростову уже не мучила, не волновала ее. Любовь эта наполняла всю ее душу, сделалась нераздельною частью ее самой, и она не боролась более против нее. В последнее время княжна Марья убедилась, – хотя она никогда ясно словами определенно не говорила себе этого, – убедилась, что она была любима и любила. В этом она убедилась в последнее свое свидание с Николаем, когда он приехал ей объявить о том, что ее брат был с Ростовыми. Николай ни одним словом не намекнул на то, что теперь (в случае выздоровления князя Андрея) прежние отношения между ним и Наташей могли возобновиться, но княжна Марья видела по его лицу, что он знал и думал это. И, несмотря на то, его отношения к ней – осторожные, нежные и любовные – не только не изменились, но он, казалось, радовался тому, что теперь родство между ним и княжной Марьей позволяло ему свободнее выражать ей свою дружбу любовь, как иногда думала княжна Марья. Княжна Марья знала, что она любила в первый и последний раз в жизни, и чувствовала, что она любима, и была счастлива, спокойна в этом отношении. Но это счастье одной стороны душевной не только не мешало ей во всей силе чувствовать горе о брате, но, напротив, это душевное спокойствие в одном отношении давало ей большую возможность отдаваться вполне своему чувству к брату. Чувство это было так сильно в первую минуту выезда из Воронежа, что провожавшие ее были уверены, глядя на ее измученное, отчаянное лицо, что она непременно заболеет дорогой; но именно трудности и заботы путешествия, за которые с такою деятельностью взялась княжна Марья, спасли ее на время от ее горя и придали ей силы. Как и всегда это бывает во время путешествия, княжна Марья думала только об одном путешествии, забывая о том, что было его целью. Но, подъезжая к Ярославлю, когда открылось опять то, что могло предстоять ей, и уже не через много дней, а нынче вечером, волнение княжны Марьи дошло до крайних пределов. Когда посланный вперед гайдук, чтобы узнать в Ярославле, где стоят Ростовы и в каком положении находится князь Андрей, встретил у заставы большую въезжавшую карету, он ужаснулся, увидав страшно бледное лицо княжны, которое высунулось ему из окна. – Все узнал, ваше сиятельство: ростовские стоят на площади, в доме купца Бронникова. Недалече, над самой над Волгой, – сказал гайдук. Княжна Марья испуганно вопросительно смотрела на его лицо, не понимая того, что он говорил ей, не понимая, почему он не отвечал на главный вопрос: что брат? M lle Bourienne сделала этот вопрос за княжну Марью. – Что князь? – спросила она. – Их сиятельство с ними в том же доме стоят. «Стало быть, он жив», – подумала княжна и тихо спросила: что он? – Люди сказывали, все в том же положении. Что значило «все в том же положении», княжна не стала спрашивать и мельком только, незаметно взглянув на семилетнего Николушку, сидевшего перед нею и радовавшегося на город, опустила голову и не поднимала ее до тех пор, пока тяжелая карета, гремя, трясясь и колыхаясь, не остановилась где то. Загремели откидываемые подножки. Отворились дверцы. Слева была вода – река большая, справа было крыльцо; на крыльце были люди, прислуга и какая то румяная, с большой черной косой, девушка, которая неприятно притворно улыбалась, как показалось княжне Марье (это была Соня). Княжна взбежала по лестнице, притворно улыбавшаяся девушка сказала: – Сюда, сюда! – и княжна очутилась в передней перед старой женщиной с восточным типом лица, которая с растроганным выражением быстро шла ей навстречу. Это была графиня. Она обняла княжну Марью и стала целовать ее. – Mon enfant! – проговорила она, – je vous aime et vous connais depuis longtemps. [Дитя мое! я вас люблю и знаю давно.] Несмотря на все свое волнение, княжна Марья поняла, что это была графиня и что надо было ей сказать что нибудь. Она, сама не зная как, проговорила какие то учтивые французские слова, в том же тоне, в котором были те, которые ей говорили, и спросила: что он? – Доктор говорит, что нет опасности, – сказала графиня, но в то время, как она говорила это, она со вздохом подняла глаза кверху, и в этом жесте было выражение, противоречащее ее словам. – Где он? Можно его видеть, можно? – спросила княжна. – Сейчас, княжна, сейчас, мой дружок. Это его сын? – сказала она, обращаясь к Николушке, который входил с Десалем. – Мы все поместимся, дом большой. О, какой прелестный мальчик! Графиня ввела княжну в гостиную. Соня разговаривала с m lle Bourienne. Графиня ласкала мальчика. Старый граф вошел в комнату, приветствуя княжну. Старый граф чрезвычайно переменился с тех пор, как его последний раз видела княжна. Тогда он был бойкий, веселый, самоуверенный старичок, теперь он казался жалким, затерянным человеком. Он, говоря с княжной, беспрестанно оглядывался, как бы спрашивая у всех, то ли он делает, что надобно. После разорения Москвы и его имения, выбитый из привычной колеи, он, видимо, потерял сознание своего значения и чувствовал, что ему уже нет места в жизни. Несмотря на то волнение, в котором она находилась, несмотря на одно желание поскорее увидать брата и на досаду за то, что в эту минуту, когда ей одного хочется – увидать его, – ее занимают и притворно хвалят ее племянника, княжна замечала все, что делалось вокруг нее, и чувствовала необходимость на время подчиниться этому новому порядку, в который она вступала. Она знала, что все это необходимо, и ей было это трудно, но она не досадовала на них. – Это моя племянница, – сказал граф, представляя Соню, – вы не знаете ее, княжна? Княжна повернулась к ней и, стараясь затушить поднявшееся в ее душе враждебное чувство к этой девушке, поцеловала ее. Но ей становилось тяжело оттого, что настроение всех окружающих было так далеко от того, что было в ее душе. – Где он? – спросила она еще раз, обращаясь ко всем. – Он внизу, Наташа с ним, – отвечала Соня, краснея. – Пошли узнать. Вы, я думаю, устали, княжна? У княжны выступили на глаза слезы досады. Она отвернулась и хотела опять спросить у графини, где пройти к нему, как в дверях послышались легкие, стремительные, как будто веселые шаги. Княжна оглянулась и увидела почти вбегающую Наташу, ту Наташу, которая в то давнишнее свидание в Москве так не понравилась ей. Но не успела княжна взглянуть на лицо этой Наташи, как она поняла, что это был ее искренний товарищ по горю, и потому ее друг. Она бросилась ей навстречу и, обняв ее, заплакала на ее плече. Как только Наташа, сидевшая у изголовья князя Андрея, узнала о приезде княжны Марьи, она тихо вышла из его комнаты теми быстрыми, как показалось княжне Марье, как будто веселыми шагами и побежала к ней. На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение – выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выраженье жалости, страданья за других и страстного желанья отдать себя всю для того, чтобы помочь им. Видно было, что в эту минуту ни одной мысли о себе, о своих отношениях к нему не было в душе Наташи. Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече. – Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату. Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает. – Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже. Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками. Княжна Марья поняла все. Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила: – Но как его рана? Вообще в каком он положении? – Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа. Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами. – Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья. Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна. – Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал. – Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна. – Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…

Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его. Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом. Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших. Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой. «Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд. В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу. Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке. – Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса. – И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья. – Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила. – Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.] Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего. – Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной. Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему. Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно. – Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила. – Ну что же? – сказал он. – Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы… Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог. – Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы. – А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого. – Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали. – Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку? Он все время вспоминал о тебе. Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства. – Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним. Когда Николушку уводили, княжна Марья подошла еще раз к брату, поцеловала его и, не в силах удерживаться более, заплакала. Он пристально посмотрел на нее. – Ты об Николушке? – сказал он. Княжна Марья, плача, утвердительно нагнула голову. – Мари, ты знаешь Еван… – но он вдруг замолчал. – Что ты говоришь? – Ничего. Не надо плакать здесь, – сказал он, тем же холодным взглядом глядя на нее.

Когда княжна Марья заплакала, он понял, что она плакала о том, что Николушка останется без отца. С большим усилием над собой он постарался вернуться назад в жизнь и перенесся на их точку зрения. «Да, им это должно казаться жалко! – подумал он. – А как это просто!» «Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь. Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.

wiki-org.ru