Чижова, Надежда Владимировна. Чижова надежда


Чижова, Надежда Владимировна - это... Что такое Чижова, Надежда Владимировна?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Чижов.

Надежда Владимировна Чижова (29 сентября 1945, Усолье-Сибирское) — советская легкоатлетка, чемпионка Игр XX Олимпиады в толкании ядра, первая спортсменка в мире, пославшая ядро за 20 и за 21 метр.

Спортивная карьера

Надежда Чижова начинала заниматься лёгкой атлетикой в Усолье-Сибирском под руководством Дмитрия Николаевича Гладышева. После окончания медицинского техникума в родном городе поступила в Государственный институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта в Ленинграде, новым тренером спортсменки стал Виктор Ильич Алексеев.

В начале международной карьеры Надежда Чижова завоевала две золотые медали на юниорском чемпионате Европы — в метании диска и толкании ядра (с мировым рекордом для юниоров). В период с 1968 по 1973 годы она установила 8 мировых рекордов в толкании ядра. Первый из них был показан 28 апреля 1968 года — 18,67 м, но в том же году результат дважды был превзойдён спортсменкой из ГДР Маргиттой Гуммель — в том числе и на Олимпийских играх в Мехико, где Чижова завоевала бронзовую медаль.

13 июля 1969 года в Хожуве Надежда Чижова отправила ядро на 20,09 и стала первой спортсменкой в мире, покорившей 20-метровый рубеж. За 5 дней до старта чемпионата Европы-1969 этот рекорд был побит Маргиттой Гуммель (20,10), а на самом первенстве Чижова установила новое достижение — 20,43. До старта Олимпиады в Мюнхене превосходство советской спортсменки над соперницами только возрастало: 29 августа 1971 года Чижова повторила свой последний рекорд на соревнованиях в Москве, а в мае 1972-го улучшила его на 20 сантиметров — 20,63.

Соревнования толкательниц ядра на Олимпийских играх в Мюнхене-1972 превратились в бенефис Надеждой Чижовой, в первой же попытке показавшей новый мировой рекорд — 21,03. Занявшая 2-е место основная соперница советской легкоатлетки Маргитта Гуммель проиграла ей очень много (20,22).

В 1973 году Надежда Чижова установила два новых рекорда (последнее достижение — 21,45). На Олимпийских играх 1976 года в Монреале был побит олимпийский рекорд Надежды Чижовой — с результатом 21,16 золотую медаль выиграла болгарская спортсменка Иванка Христова, Надежда Чижова стала серебряным призёром с результатом 20,96.

Кроме полного комплекта олимпийских медалей, Надежда Чижова за годы карьеры также выиграла 4 летних и 3 зимних чемпионата Европы, 9 чемпионатов СССР (6 летом и 3 в закрытых помещениях), установила 10 национальных рекордов.

После окончания спортивной карьеры работала тренером по лёгкой атлетике.

Медали

Год Соревнование Город Место Результат Примечание
1964 Чемпионат Европы среди юниоров Варшава 1-е 16,60
1964 Чемпионат Европы среди юниоров Варшава 1-е 45,86 метание диска
1965 Универсиада Будапешт 2-е 17,27
1966 Европейские игры в помещении Дортмунд 3-е 16,95
1966 Чемпионат Европы Будапешт 1-е 17,22
1967 Европейские игры в помещении Прага 1-е 17,44
1967 Кубок Европы (финал) Киев 1-е 18,24
1968 Европейские игры в помещении Мадрид 1-е 18,18
1968 Олимпийские игры Мехико 3-е 18,19
1969 Матч Польша — ГДР — СССР Хожув 1-е 20,09
1969 Чемпионат Европы Афины 1-е 20,43
1970 Чемпионат Европы в помещении Вена 1-е 18,80
1970 Кубок Европы (финал) Будапешт 1-е 19,42
1970 Универсиада Турин 1-е 19,51
1971 Чемпионат Европы в помещении София 1-е 19,70
1971 Чемпионат Европы Хельсинки 1-е 20,16
1972 Чемпионат Европы в помещении Гренобль 1-е 19,41
1972 Олимпийские игры Мюнхен 1-е 21,03
1973 Кубок Европы (финал) Эдинбург 1-е 20,77
1973 Универсиада Москва 1-е 20,82
1974 Чемпионат Европы в помещении Гётеборг 2-е 20,62
1974 Чемпионат Европы Рим 1-е 20,78
1976 Олимпийские игры Монреаль 2-е 20,96

Мировые рекорды

Награды и звания

Ссылки

dic.academic.ru

Надежда Чижова - легкоатлетка - биография, фото, видео

Четверть века задавали тон в толкании ядра воспитанницы Виктора Ильича Алексеева. За эти годы они завоевали 11 золотых наград чемпионатов Европы и олимпийских игр, установили 24 мировых рекорда. Последние из этих медалей и рекордов принадлежат кавалеру двух орденов Трудового Красного Знамени и ордена Дружбы народов, заслуженному мастеру спорта Надежде Чижовой. За 13 лет занятий под руководством Алексеева Надежда добилась выдающихся результатов. Вот лишь основные из ее достижений: 10-кратная рекордсменка СССР (владела рекордом страны на протяжении 16 лет иулучшила его почти на 3 м) и 9-кратная рекордсменка мира (первой в мире толкнула ядро за 20 и 21 м и была рекордсменкой на протяжении 6 лет), 9-кратная чемпионка Советского Союза (6 раз летом и 3—зимой), 7-кратная чемпионка Европы (4 раза летом и 3—зимой), обладательница комплекта олимпийских наград всех достоинств— золотой (1972 г.), серебряной (1976 г.) и бронзовой (1968 г.).

О многочисленных победах Чижовой можно рассказывать еще долго. Но вряд ли они бы пришли эти успехи, не будь рядом с Надеждой таких наставников, таких прекрасных тренеров и падагогов (что, к сожалению, встречается не часто), как Дмитрий Николаевич Гладышев и Виктор Ильич Алексеев. Легкой атлетикой Надежда начала заниматься в родном Усолье-Сибирском, когда было ей 14 лет. Тогда ее результат в толкании ядра был равен 7,32. Но первый ее спортивный наставник Гладышев сумел увидеть в Чижовой именно толкательницу ядра. За четыре года они сумели увеличить результат Надежды более чем вдвое, и в 1963 г. она выполнила норматив мастера спорта. В этом же году Надежда окончила школу и собралась поступать в Ленинградский институт физкультуры.

И тогда Гладышев, который был приверженцем идей Алексеева, руководствовался ими в своей работе, написал письмо Виктору Ильичу с просьбой обратить внимание на Чижову. Непонятно как, но Алексеев умудрялся находить время для занятий с каждым из своих учеников. И несмотря на то, что у н его тогда тренировалось целое созвездие именитых атлетов, Виктор Ильич нашел время и для Нади Чижовой, которая и была-то всего лишь победительницей Всесоюзной спартакиады школьников. Впрочем, молодую спортсменку тепло принял не только сам Алексеев, но и весь дружный коллектив его учеников и помощников. Чижова стала частью могучего организма алексеевской школы. И когда настала грустная пора завершения ее блестящей спортивной карьеры, Чижова и не мыслила себя вне коллектива алексеевцев. Она стала тренером. В одной из ее статей, написанной уже после перехода на тренерскую работу, она говорила: "Пока я не могу сказать точно, сколько лет пройдет, прежде чем в галерее чемпионов школы Алексеева появится портрет еще одной рекордсменки мира в толкании ядра. Но хотелось бы верить, что это обязательно будет». Рекордсменок мира пока еще нет, но одна из учениц Чижовой—Л. Пелешенко в 1988 г. стала серебряным призером зимнего чемпионата Европы...

biozvezd.ru

Чижова, Надежда Владимировна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Чижова.

Надежда Владимировна Чижова (29 сентября 1945, Усолье-Сибирское) — советская легкоатлетка, чемпионка Игр XX Олимпиады в толкании ядра, первая спортсменка в мире, пославшая ядро за 20 и за 21 метр.

Спортивная карьера

Надежда Чижова начинала заниматься лёгкой атлетикой в Усолье-Сибирском под руководством Дмитрия Николаевича Гладышева. После окончания медицинского техникума в родном городе поступила в Государственный институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта в Ленинграде, новым тренером спортсменки стал Виктор Ильич Алексеев.

В начале международной карьеры Надежда Чижова завоевала две золотые медали на юниорском чемпионате Европы — в метании диска и толкании ядра (с мировым рекордом для юниоров). В период с 1968 по 1973 год она установила 8 мировых рекордов в толкании ядра. Первый из них был показан 28 апреля 1968 года — 18,67 м, но в том же году результат дважды был превзойдён спортсменкой из ГДР Маргиттой Гуммель — в том числе и на Олимпийских играх в Мехико, где Чижова завоевала бронзовую медаль.

13 июля 1969 года в Хожуве Надежда Чижова отправила ядро на 20,09 и стала первой спортсменкой в мире, покорившей 20-метровый рубеж. За 5 дней до старта чемпионата Европы-1969 этот рекорд был побит Маргиттой Гуммель (20,10), а на самом первенстве Чижова установила новое достижение — 20,43. До старта Олимпиады в Мюнхене превосходство советской спортсменки над соперницами только возрастало: 29 августа 1971 года Чижова повторила свой последний рекорд на соревнованиях в Москве, а в мае 1972-го улучшила его на 20 сантиметров — 20,63.

Соревнования толкательниц ядра на Олимпийских играх в Мюнхене-1972 превратились в бенефис Надеждой Чижовой, в первой же попытке показавшей новый мировой рекорд — 21,03. Занявшая 2-е место основная соперница советской легкоатлетки Маргитта Гуммель проиграла ей очень много (20,22).

В 1973 году Надежда Чижова установила два новых рекорда (последнее достижение — 21,45). На Олимпийских играх 1976 года в Монреале её олимпийский рекорд был побит — с результатом 21,16 золотую медаль выиграла болгарская спортсменка Иванка Христова, а Чижова стала серебряным призёром с результатом 20,96.

Кроме полного комплекта олимпийских медалей, Надежда Чижова за годы карьеры также выиграла 4 летних и 3 зимних чемпионата Европы, 9 чемпионатов СССР (6 летом и 3 в закрытых помещениях), установила 10 национальных рекордов.

После окончания спортивной карьеры работала тренером по лёгкой атлетике.

Медали

Год Соревнование Город Место Результат Примечание
1964 Чемпионат Европы среди юниоров Варшава 1-е 16,60
1964 Чемпионат Европы среди юниоров Варшава 1-е 45,86 метание диска
1965 Универсиада Будапешт 2-е 17,27
1966 Европейские игры в помещении Дортмунд 3-е 16,95
1966 Чемпионат Европы Будапешт 1-е 17,22
1967 Европейские игры в помещении Прага 1-е 17,44
1967 Кубок Европы (финал) Киев 1-е 18,24
1968 Европейские игры в помещении Мадрид 1-е 18,18
1968 Олимпийские игры Мехико 3-е 18,19
1969 Матч Польша — ГДР — СССР Хожув 1-е 20,09
1969 Чемпионат Европы Афины 1-е 20,43
1970 Чемпионат Европы в помещении Вена 1-е 18,80
1970 Кубок Европы (финал) Будапешт 1-е 19,42
1970 Универсиада Турин 1-е 19,51
1971 Чемпионат Европы в помещении София 1-е 19,70
1971 Чемпионат Европы Хельсинки 1-е 20,16
1972 Чемпионат Европы в помещении Гренобль 1-е 19,41
1972 Олимпийские игры Мюнхен 1-е 21,03
1973 Кубок Европы (финал) Эдинбург 1-е 20,77
1973 Универсиада Москва 1-е 20,82
1974 Чемпионат Европы в помещении Гётеборг 2-е 20,62
1974 Чемпионат Европы Рим 1-е 20,78
1976 Олимпийские игры Монреаль 2-е 20,96

Мировые рекорды

Видео по теме

Награды и звания

Ссылки

wikipedia.green

Чижова, Надежда Владимировна — WiKi

Надежда Чижова начинала заниматься лёгкой атлетикой в Усолье-Сибирском под руководством Дмитрия Николаевича Гладышева. После окончания медицинского техникума в родном городе поступила в Государственный институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта в Ленинграде, новым тренером спортсменки стал Виктор Ильич Алексеев.

В начале международной карьеры Надежда Чижова завоевала две золотые медали на юниорском чемпионате Европы — в метании диска и толкании ядра (с мировым рекордом для юниоров). В период с 1968 по 1973 год она установила 8 мировых рекордов в толкании ядра. Первый из них был показан 28 апреля 1968 года — 18,67 м, но в том же году результат дважды был превзойдён спортсменкой из ГДР Маргиттой Гуммель — в том числе и на Олимпийских играх в Мехико, где Чижова завоевала бронзовую медаль.

13 июля 1969 года в Хожуве Надежда Чижова отправила ядро на 20,09 и стала первой спортсменкой в мире, покорившей 20-метровый рубеж. За 5 дней до старта чемпионата Европы-1969 этот рекорд был побит Маргиттой Гуммель (20,10), а на самом первенстве Чижова установила новое достижение — 20,43. До старта Олимпиады в Мюнхене превосходство советской спортсменки над соперницами только возрастало: 29 августа 1971 года Чижова повторила свой последний рекорд на соревнованиях в Москве, а в мае 1972-го улучшила его на 20 сантиметров — 20,63.

Соревнования толкательниц ядра на Олимпийских играх в Мюнхене-1972 превратились в бенефис Надеждой Чижовой, в первой же попытке показавшей новый мировой рекорд — 21,03. Занявшая 2-е место основная соперница советской легкоатлетки Маргитта Гуммель проиграла ей очень много (20,22).

В 1973 году Надежда Чижова установила два новых рекорда (последнее достижение — 21,45). На Олимпийских играх 1976 года в Монреале её олимпийский рекорд был побит — с результатом 21,16 золотую медаль выиграла болгарская спортсменка Иванка Христова, а Чижова стала серебряным призёром с результатом 20,96.

Кроме полного комплекта олимпийских медалей, Надежда Чижова за годы карьеры также выиграла 4 летних и 3 зимних чемпионата Европы, 9 чемпионатов СССР (6 летом и 3 в закрытых помещениях), установила 10 национальных рекордов.

После окончания спортивной карьеры работала тренером по лёгкой атлетике.

Медали

Год Соревнование Город Место Результат Примечание
1964 Чемпионат Европы среди юниоров   Варшава 1-е 16,60  
1964 Чемпионат Европы среди юниоров   Варшава 1-е 45,86 метание диска
1965 Универсиада   Будапешт 2-е 17,27
1966 Европейские игры в помещении   Дортмунд 3-е 16,95
1966 Чемпионат Европы   Будапешт 1-е 17,22
1967 Европейские игры в помещении   Прага 1-е 17,44  
1967 Кубок Европы (финал)   Киев 1-е 18,24
1968 Европейские игры в помещении   Мадрид 1-е 18,18  
1968 Олимпийские игры   Мехико 3-е 18,19
1969 Матч Польша — ГДР — СССР   Хожув 1-е 20,09  
1969 Чемпионат Европы   Афины 1-е 20,43    
1970 Чемпионат Европы в помещении   Вена 1-е 18,80  
1970 Кубок Европы (финал)   Будапешт 1-е 19,42
1970 Универсиада   Турин 1-е 19,51  
1971 Чемпионат Европы в помещении   София 1-е 19,70  
1971 Чемпионат Европы   Хельсинки 1-е 20,16
1972 Чемпионат Европы в помещении   Гренобль 1-е 19,41
1972 Олимпийские игры   Мюнхен 1-е 21,03    
1973 Кубок Европы (финал)   Эдинбург 1-е 20,77
1973 Универсиада   Москва 1-е 20,82  
1974 Чемпионат Европы в помещении   Гётеборг 2-е 20,62
1974 Чемпионат Европы   Рим 1-е 20,78  
1976 Олимпийские игры   Монреаль 2-е 20,96

Мировые рекорды

ru-wiki.org

Чижова, Надежда Владимировна — Википедия РУ

Надежда Чижова начинала заниматься лёгкой атлетикой в Усолье-Сибирском под руководством Дмитрия Николаевича Гладышева. После окончания медицинского техникума в родном городе поступила в Государственный институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта в Ленинграде, новым тренером спортсменки стал Виктор Ильич Алексеев.

В начале международной карьеры Надежда Чижова завоевала две золотые медали на юниорском чемпионате Европы — в метании диска и толкании ядра (с мировым рекордом для юниоров). В период с 1968 по 1973 год она установила 8 мировых рекордов в толкании ядра. Первый из них был показан 28 апреля 1968 года — 18,67 м, но в том же году результат дважды был превзойдён спортсменкой из ГДР Маргиттой Гуммель — в том числе и на Олимпийских играх в Мехико, где Чижова завоевала бронзовую медаль.

13 июля 1969 года в Хожуве Надежда Чижова отправила ядро на 20,09 и стала первой спортсменкой в мире, покорившей 20-метровый рубеж. За 5 дней до старта чемпионата Европы-1969 этот рекорд был побит Маргиттой Гуммель (20,10), а на самом первенстве Чижова установила новое достижение — 20,43. До старта Олимпиады в Мюнхене превосходство советской спортсменки над соперницами только возрастало: 29 августа 1971 года Чижова повторила свой последний рекорд на соревнованиях в Москве, а в мае 1972-го улучшила его на 20 сантиметров — 20,63.

Соревнования толкательниц ядра на Олимпийских играх в Мюнхене-1972 превратились в бенефис Надеждой Чижовой, в первой же попытке показавшей новый мировой рекорд — 21,03. Занявшая 2-е место основная соперница советской легкоатлетки Маргитта Гуммель проиграла ей очень много (20,22).

В 1973 году Надежда Чижова установила два новых рекорда (последнее достижение — 21,45). На Олимпийских играх 1976 года в Монреале её олимпийский рекорд был побит — с результатом 21,16 золотую медаль выиграла болгарская спортсменка Иванка Христова, а Чижова стала серебряным призёром с результатом 20,96.

Кроме полного комплекта олимпийских медалей, Надежда Чижова за годы карьеры также выиграла 4 летних и 3 зимних чемпионата Европы, 9 чемпионатов СССР (6 летом и 3 в закрытых помещениях), установила 10 национальных рекордов.

После окончания спортивной карьеры работала тренером по лёгкой атлетике.

Медали

Год Соревнование Город Место Результат Примечание
1964 Чемпионат Европы среди юниоров   Варшава 1-е 16,60  
1964 Чемпионат Европы среди юниоров   Варшава 1-е 45,86 метание диска
1965 Универсиада   Будапешт 2-е 17,27
1966 Европейские игры в помещении   Дортмунд 3-е 16,95
1966 Чемпионат Европы   Будапешт 1-е 17,22
1967 Европейские игры в помещении   Прага 1-е 17,44  
1967 Кубок Европы (финал)   Киев 1-е 18,24
1968 Европейские игры в помещении   Мадрид 1-е 18,18  
1968 Олимпийские игры   Мехико 3-е 18,19
1969 Матч Польша — ГДР — СССР   Хожув 1-е 20,09  
1969 Чемпионат Европы   Афины 1-е 20,43    
1970 Чемпионат Европы в помещении   Вена 1-е 18,80  
1970 Кубок Европы (финал)   Будапешт 1-е 19,42
1970 Универсиада   Турин 1-е 19,51  
1971 Чемпионат Европы в помещении   София 1-е 19,70  
1971 Чемпионат Европы   Хельсинки 1-е 20,16
1972 Чемпионат Европы в помещении   Гренобль 1-е 19,41
1972 Олимпийские игры   Мюнхен 1-е 21,03    
1973 Кубок Европы (финал)   Эдинбург 1-е 20,77
1973 Универсиада   Москва 1-е 20,82  
1974 Чемпионат Европы в помещении   Гётеборг 2-е 20,62
1974 Чемпионат Европы   Рим 1-е 20,78  
1976 Олимпийские игры   Монреаль 2-е 20,96

Мировые рекорды

http-wikipediya.ru

Чижова Надежда | Легкая атлетика

Чижова Надежда (1945). «Спартак». Спортом начала заниматься в 1959 г. в Иркутской области под руководством тренера Д. Н. Гладышева. С 1963 г. — в Ленинграде, где ее тренером на протяжении всех лет спортивных выступлений был В. И. Алексеев. Звание мастера спорта получила в 1963 г., мастера спорта международного класса — в 1965 г., заслуженного мастера спорта — в 1969 г. Первая спортсменка, пославшая ядро за 20-метровую, а затем и за 21-метровую отметки. Шестикратная чемпионка СССР в толкании ядра. Чемпионка IV летней Спартакиады народов СССР. Четырехкратная чемпионка Европы (1966, 1969, 1971 и 1974 гг.). Трехкратная победительница зимних чемпионатов Европы. Чемпионка Всемирной универсиады 1973 г. Участница трех Олимпиад, на которых завоевала медали всех достоинств: на Играх-68 — бронзовую, на Играх-72 — золотую и на Играх-76 — серебряную.

Награждена двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом Дружбы народов.

Когда музыкант-виртуоз исполняет сложнейшие пассажи, мы не замечаем его усилий, а только наслаждаемся достигнутым результатом. Свобода исполнения — высшая степень совершенства.

Когда в Мюнхене Надежда Чижова, выйдя в круг для толкания ядра, со своей обычной неторопливостью тщательно пристроила у щеки четырехкилограммовый снаряд и «выстрелила» им, — вроде бы не было видно никаких сверхусилий. Только цифры, загоревшиеся на табло после первой же попытки, — 21 метр 03 сантиметра— сообщили, что родился новый мировой и олимпийский рекорд.

На этот раз никто не мог противостоять ленинградке. Соперницы оказались не готовы к рекорду. Олимпийская чемпионка Мехико Маргитта Гуммель (ГДР), хотя и шагнула дальше своего мексиканского порога (19,61) и с результатом 20,22 метра получила серебряную медаль, была сломлена этой первой попыткой. А третий призер болгарка И. Христова смогла показать «только» 19,35 метра.

Мы уже рассказывали о предшественницах Чижовой— Галине Зыбиной, Тамаре Тышкевич, Тамаре Пресс. Помните, с какой точки начался наш олимпийский отсчет? С 15 метров 28 сантиметров в Хельсинки! Одна за другой поднимались на высшую ступень пьедестала почета воспитанницы Виктора Ильича Алексеева. Когда в 1960 году в Риме чемпионкой стала Тамара Пресс, 15-летняя Надя Чижова в далеком Усолье-Сибирском Иркутской области только начала приобщаться к спорту. Через три года ее первый тренер Дмитрий Николаевич Гладышев отправил начинающую толкательницу ядра с рекомендательным письмом в Ленинград, в «кузницу чемпионов». И в олимпийском 1964 году Чижова уже победила на первых европейских играх юниоров в Варшаве сразу в двух видах — толкании ядра (16,60) и метании диска. Два года потом она была «тенью» Тамары Пресс, и только однажды, на зимних всесоюзных соревнованиях в закрытом помещении— на ленинградском Зимнем стадионе, — она сумела ее опередить. Но чемпионат страны 1966 года в девятый раз подряд выиграла Пресс, покинув затем спорт.

Чижова приняла бремя лидера, и уже через месяц в Будапеште стала чемпионкой Европы. Сегодня можно, проводя параллели, сказать, что это было прелюдией Мюнхена: и там ей удался первый толчок, и там она опередила свою главную соперницу всех будущих состязаний — Маргитту Гуммель.

1968 олимпийский год начался оптимистично: Надежда Чижова на 8 сантиметров улучшила мировой рекорд Т. Пресс. Она была сильнейшей перед мексиканскими стартами. И даже то, что Гуммель перед самым отлетом на Олимпиаду продвинула флажок мирового рекорда на 20 сантиметров дальше, не вызывало особенного беспокойства: предстоял спор в очном поединке, а их всегда выигрывала наша Надежда. И вдруг на «Эстадио университарио», главной олимпийской арене, Чижова не только не стала чемпионкой, но и, кроме Гуммель (та в последней попытке добилась блестящего результата—19,61, мировой рекорд!), пропустила вперед еще одну Спортсменку ГДР — Маргитту Ланге (18,78). Ядро Чижовой пролетело всего 18,19 метра.

Для любой другой спортсменки бронзовая медаль на Олимпийских играх — большой успех. А «бронза» Надежды была воспринята как поражение. По горячим следам событий многие высказывали в ее адрес обидные обвинения: не выдержала конкуренции, испугалась высоких результатов соперниц, дрогнула, когда надо было отдать все силы...

А все объяснялось другим. В одну из первых тренировок по приезде в Мехико сорвавшаяся штанга упала ей на колено. Образовалась большая гематома. Тренер и ученица делали все, чтобы залечить травму. А когда этого сделать не удалось, остался один выход: вложить все силы в первую попытку.

Когда острота переживаний несколько притупилась, Чижова и ее тренер вновь отправились в дальнюю дорогу — к новой Олимпиаде. Впереди было четыре года...

Перед ними стояла ближайшая цель — возвратить нашей стране мировой рекорд. И дальняя, генеральная: найти, проложить новые пути к победе, потому что от старых было взято все, что можно было взять.

Упорно, кропотливо шли они вместе этой дорогой открытий. Переучиваться всегда труднее, чем учиться новому. Требовалось избавиться от всех прежних ощущений. А каждая клеточка мышц готова была к прежним ритмам, к прежней последовательности движений. В небольшой зарисовке о такой титанической работе можно только упомянуть. А скольких месяцев, даже лет она стоила!

Лишь весной 1969 года пришло новое «чувство снаряда». И 29 мая ее ядро упало на отметке 19,72 метра. Рекорд вернулся в нашу страну.

Весь межолимпийский период прошел в дуэли Чижова — Гуммель. В том же 1969 году Надежда первой в мире перешла 20-метровый рубеж, но за месяц до первенства Европы Маргитта улучшила ее достижение. Всего на один сантиметр — но улучшила!

Они встретились в Афинах, и здесь олимпийская чемпионка проиграла в очном споре. Надежда вновь стала мировой рекордсменкой — 20,43 метра.

Наверное, когда-нибудь напишут целую книгу об этих выдающихся спортсменках. Мы же можем бегло упомянуть о двух следующих сезонах: 1970 год был периодом накопления сил, а 71-й принес Чижовой еще один титул чемпионки Европы.

Что случилось на Мюнхенской олимпиаде, мы уже рассказали. Но все могло сложиться иначе: ведь Надя вновь заболела, на этот раз гриппом. И вновь принято решение: вложить все силы, мастерство в первую попытку. Не только для того, чтобы ошеломить соперниц. Но и для того, чтобы застраховаться от всяких случайностей — грипп коварен, он отбирает силы у любых геркулесов.

На этот раз все надежды сбылись. Золотая медаль достойно завершила восхождение на Олимп. Впрочем, 21-метровый рубеж, без сомнения, только привал на бесконечном спортивном движении в завтра...

www.offsport.ru

Чижова, Надежда Владимировна — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Чижова.

Надежда Владимировна Чижова (29 сентября 1945, Усолье-Сибирское) — советская легкоатлетка, чемпионка Игр XX Олимпиады в толкании ядра, первая спортсменка в мире, пославшая ядро за 20 и за 21 метр.

Спортивная карьера

Надежда Чижова начинала заниматься лёгкой атлетикой в Усолье-Сибирском под руководством Дмитрия Николаевича Гладышева. После окончания медицинского техникума в родном городе поступила в Государственный институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта в Ленинграде, новым тренером спортсменки стал Виктор Ильич Алексеев.

В начале международной карьеры Надежда Чижова завоевала две золотые медали на юниорском чемпионате Европы — в метании диска и толкании ядра (с мировым рекордом для юниоров). В период с 1968 по 1973 год она установила 8 мировых рекордов в толкании ядра. Первый из них был показан 28 апреля 1968 года — 18,67 м, но в том же году результат дважды был превзойдён спортсменкой из ГДР Маргиттой Гуммель — в том числе и на Олимпийских играх в Мехико, где Чижова завоевала бронзовую медаль.

13 июля 1969 года в Хожуве Надежда Чижова отправила ядро на 20,09 и стала первой спортсменкой в мире, покорившей 20-метровый рубеж. За 5 дней до старта чемпионата Европы-1969 этот рекорд был побит Маргиттой Гуммель (20,10), а на самом первенстве Чижова установила новое достижение — 20,43. До старта Олимпиады в Мюнхене превосходство советской спортсменки над соперницами только возрастало: 29 августа 1971 года Чижова повторила свой последний рекорд на соревнованиях в Москве, а в мае 1972-го улучшила его на 20 сантиметров — 20,63.

Соревнования толкательниц ядра на Олимпийских играх в Мюнхене-1972 превратились в бенефис Надеждой Чижовой, в первой же попытке показавшей новый мировой рекорд — 21,03. Занявшая 2-е место основная соперница советской легкоатлетки Маргитта Гуммель проиграла ей очень много (20,22).

В 1973 году Надежда Чижова установила два новых рекорда (последнее достижение — 21,45). На Олимпийских играх 1976 года в Монреале её олимпийский рекорд был побит — с результатом 21,16 золотую медаль выиграла болгарская спортсменка Иванка Христова, а Чижова стала серебряным призёром с результатом 20,96.

Кроме полного комплекта олимпийских медалей, Надежда Чижова за годы карьеры также выиграла 4 летних и 3 зимних чемпионата Европы, 9 чемпионатов СССР (6 летом и 3 в закрытых помещениях), установила 10 национальных рекордов.

После окончания спортивной карьеры работала тренером по лёгкой атлетике.

Медали

Год Соревнование Город Место Результат Примечание
1964 Чемпионат Европы среди юниоров Варшава 1-е 16,60
1964 Чемпионат Европы среди юниоров Варшава 1-е 45,86 метание диска
1965 Универсиада Будапешт 2-е 17,27
1966 Европейские игры в помещении Дортмунд 3-е 16,95
1966 Чемпионат Европы Будапешт 1-е 17,22
1967 Европейские игры в помещении Прага 1-е 17,44
1967 Кубок Европы (финал) Киев 1-е 18,24
1968 Европейские игры в помещении Мадрид 1-е 18,18
1968 Олимпийские игры Мехико 3-е 18,19
1969 Матч Польша — ГДР — СССР Хожув 1-е 20,09
1969 Чемпионат Европы Афины 1-е 20,43
1970 Чемпионат Европы в помещении Вена 1-е 18,80
1970 Кубок Европы (финал) Будапешт 1-е 19,42
1970 Универсиада Турин 1-е 19,51
1971 Чемпионат Европы в помещении София 1-е 19,70
1971 Чемпионат Европы Хельсинки 1-е 20,16
1972 Чемпионат Европы в помещении Гренобль 1-е 19,41
1972 Олимпийские игры Мюнхен 1-е 21,03
1973 Кубок Европы (финал) Эдинбург 1-е 20,77
1973 Универсиада Москва 1-е 20,82
1974 Чемпионат Европы в помещении Гётеборг 2-е 20,62
1974 Чемпионат Европы Рим 1-е 20,78
1976 Олимпийские игры Монреаль 2-е 20,96

Мировые рекорды

Награды и звания

Напишите отзыв о статье "Чижова, Надежда Владимировна"

Ссылки

  • [www.sporting-heroes.net/athletics-heroes/displayhero.asp?HeroID=7964 Биография] (англ.). sporting-heroes.net. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/67d1bwRaK Архивировано из первоисточника 13 мая 2012].
  • [www.tilastopaja.org/db/atw.php?ID=14956&odd=1 Результаты выступлений] (англ.). tilastopaja.org. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/67d1d3D7m Архивировано из первоисточника 13 мая 2012].
  • [lesgaft.works.spb.ru/staff/1326 Чижова, Надежда Владимировна] в Зале славы НГУ имени П. Ф. Лесгафта

Отрывок, характеризующий Чижова, Надежда Владимировна

Тушину теперь только, при виде грозного начальства, во всем ужасе представилась его вина и позор в том, что он, оставшись жив, потерял два орудия. Он так был взволнован, что до сей минуты не успел подумать об этом. Смех офицеров еще больше сбил его с толку. Он стоял перед Багратионом с дрожащею нижнею челюстью и едва проговорил: – Не знаю… ваше сиятельство… людей не было, ваше сиятельство. – Вы бы могли из прикрытия взять! Что прикрытия не было, этого не сказал Тушин, хотя это была сущая правда. Он боялся подвести этим другого начальника и молча, остановившимися глазами, смотрел прямо в лицо Багратиону, как смотрит сбившийся ученик в глаза экзаменатору. Молчание было довольно продолжительно. Князь Багратион, видимо, не желая быть строгим, не находился, что сказать; остальные не смели вмешаться в разговор. Князь Андрей исподлобья смотрел на Тушина, и пальцы его рук нервически двигались. – Ваше сиятельство, – прервал князь Андрей молчание своим резким голосом, – вы меня изволили послать к батарее капитана Тушина. Я был там и нашел две трети людей и лошадей перебитыми, два орудия исковерканными, и прикрытия никакого. Князь Багратион и Тушин одинаково упорно смотрели теперь на сдержанно и взволнованно говорившего Болконского. – И ежели, ваше сиятельство, позволите мне высказать свое мнение, – продолжал он, – то успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой, – сказал князь Андрей и, не ожидая ответа, тотчас же встал и отошел от стола. Князь Багратион посмотрел на Тушина и, видимо не желая выказать недоверия к резкому суждению Болконского и, вместе с тем, чувствуя себя не в состоянии вполне верить ему, наклонил голову и сказал Тушину, что он может итти. Князь Андрей вышел за ним. – Вот спасибо: выручил, голубчик, – сказал ему Тушин. Князь Андрей оглянул Тушина и, ничего не сказав, отошел от него. Князю Андрею было грустно и тяжело. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся.

«Кто они? Зачем они? Что им нужно? И когда всё это кончится?» думал Ростов, глядя на переменявшиеся перед ним тени. Боль в руке становилась всё мучительнее. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. Это они, эти солдаты, раненые и нераненые, – это они то и давили, и тяготили, и выворачивали жилы, и жгли мясо в его разломанной руке и плече. Чтобы избавиться от них, он закрыл глаза. Он забылся на одну минуту, но в этот короткий промежуток забвения он видел во сне бесчисленное количество предметов: он видел свою мать и ее большую белую руку, видел худенькие плечи Сони, глаза и смех Наташи, и Денисова с его голосом и усами, и Телянина, и всю свою историю с Теляниным и Богданычем. Вся эта история была одно и то же, что этот солдат с резким голосом, и эта то вся история и этот то солдат так мучительно, неотступно держали, давили и все в одну сторону тянули его руку. Он пытался устраняться от них, но они не отпускали ни на волос, ни на секунду его плечо. Оно бы не болело, оно было бы здорово, ежели б они не тянули его; но нельзя было избавиться от них. Он открыл глаза и поглядел вверх. Черный полог ночи на аршин висел над светом углей. В этом свете летали порошинки падавшего снега. Тушин не возвращался, лекарь не приходил. Он был один, только какой то солдатик сидел теперь голый по другую сторону огня и грел свое худое желтое тело. «Никому не нужен я! – думал Ростов. – Некому ни помочь, ни пожалеть. А был же и я когда то дома, сильный, веселый, любимый». – Он вздохнул и со вздохом невольно застонал. – Ай болит что? – спросил солдатик, встряхивая свою рубаху над огнем, и, не дожидаясь ответа, крякнув, прибавил: – Мало ли за день народу попортили – страсть! Ростов не слушал солдата. Он смотрел на порхавшие над огнем снежинки и вспоминал русскую зиму с теплым, светлым домом, пушистою шубой, быстрыми санями, здоровым телом и со всею любовью и заботою семьи. «И зачем я пошел сюда!» думал он. На другой день французы не возобновляли нападения, и остаток Багратионова отряда присоединился к армии Кутузова.

Князь Василий не обдумывал своих планов. Он еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближениям с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни. Не один и не два таких плана и соображения бывало у него в ходу, а десятки, из которых одни только начинали представляться ему, другие достигались, третьи уничтожались. Он не говорил себе, например: «Этот человек теперь в силе, я должен приобрести его доверие и дружбу и через него устроить себе выдачу единовременного пособия», или он не говорил себе: «Вот Пьер богат, я должен заманить его жениться на дочери и занять нужные мне 40 тысяч»; но человек в силе встречался ему, и в ту же минуту инстинкт подсказывал ему, что этот человек может быть полезен, и князь Василий сближался с ним и при первой возможности, без приготовления, по инстинкту, льстил, делался фамильярен, говорил о том, о чем нужно было. Пьер был у него под рукою в Москве, и князь Василий устроил для него назначение в камер юнкеры, что тогда равнялось чину статского советника, и настоял на том, чтобы молодой человек с ним вместе ехал в Петербург и остановился в его доме. Как будто рассеянно и вместе с тем с несомненной уверенностью, что так должно быть, князь Василий делал всё, что было нужно для того, чтобы женить Пьера на своей дочери. Ежели бы князь Василий обдумывал вперед свои планы, он не мог бы иметь такой естественности в обращении и такой простоты и фамильярности в сношении со всеми людьми, выше и ниже себя поставленными. Что то влекло его постоянно к людям сильнее или богаче его, и он одарен был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми. Пьер, сделавшись неожиданно богачом и графом Безухим, после недавнего одиночества и беззаботности, почувствовал себя до такой степени окруженным, занятым, что ему только в постели удавалось остаться одному с самим собою. Ему нужно было подписывать бумаги, ведаться с присутственными местами, о значении которых он не имел ясного понятия, спрашивать о чем то главного управляющего, ехать в подмосковное имение и принимать множество лиц, которые прежде не хотели и знать о его существовании, а теперь были бы обижены и огорчены, ежели бы он не захотел их видеть. Все эти разнообразные лица – деловые, родственники, знакомые – все были одинаково хорошо, ласково расположены к молодому наследнику; все они, очевидно и несомненно, были убеждены в высоких достоинствах Пьера. Беспрестанно он слышал слова: «С вашей необыкновенной добротой» или «при вашем прекрасном сердце», или «вы сами так чисты, граф…» или «ежели бы он был так умен, как вы» и т. п., так что он искренно начинал верить своей необыкновенной доброте и своему необыкновенному уму, тем более, что и всегда, в глубине души, ему казалось, что он действительно очень добр и очень умен. Даже люди, прежде бывшие злыми и очевидно враждебными, делались с ним нежными и любящими. Столь сердитая старшая из княжен, с длинной талией, с приглаженными, как у куклы, волосами, после похорон пришла в комнату Пьера. Опуская глаза и беспрестанно вспыхивая, она сказала ему, что очень жалеет о бывших между ними недоразумениях и что теперь не чувствует себя вправе ничего просить, разве только позволения, после постигшего ее удара, остаться на несколько недель в доме, который она так любила и где столько принесла жертв. Она не могла удержаться и заплакала при этих словах. Растроганный тем, что эта статуеобразная княжна могла так измениться, Пьер взял ее за руку и просил извинения, сам не зная, за что. С этого дня княжна начала вязать полосатый шарф для Пьера и совершенно изменилась к нему. – Сделай это для нее, mon cher; всё таки она много пострадала от покойника, – сказал ему князь Василий, давая подписать какую то бумагу в пользу княжны. Князь Василий решил, что эту кость, вексель в 30 т., надо было всё таки бросить бедной княжне с тем, чтобы ей не могло притти в голову толковать об участии князя Василия в деле мозаикового портфеля. Пьер подписал вексель, и с тех пор княжна стала еще добрее. Младшие сестры стали также ласковы к нему, в особенности самая младшая, хорошенькая, с родинкой, часто смущала Пьера своими улыбками и смущением при виде его. Пьеру так естественно казалось, что все его любят, так казалось бы неестественно, ежели бы кто нибудь не полюбил его, что он не мог не верить в искренность людей, окружавших его. Притом ему не было времени спрашивать себя об искренности или неискренности этих людей. Ему постоянно было некогда, он постоянно чувствовал себя в состоянии кроткого и веселого опьянения. Он чувствовал себя центром какого то важного общего движения; чувствовал, что от него что то постоянно ожидается; что, не сделай он того, он огорчит многих и лишит их ожидаемого, а сделай то то и то то, всё будет хорошо, – и он делал то, что требовали от него, но это что то хорошее всё оставалось впереди. Более всех других в это первое время как делами Пьера, так и им самим овладел князь Василий. Со смерти графа Безухого он не выпускал из рук Пьера. Князь Василий имел вид человека, отягченного делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу, сына его друга, apres tout, [в конце концов,] и с таким огромным состоянием. В те несколько дней, которые он пробыл в Москве после смерти графа Безухого, он призывал к себе Пьера или сам приходил к нему и предписывал ему то, что нужно было делать, таким тоном усталости и уверенности, как будто он всякий раз приговаривал:

wiki-org.ru