Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru1.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 21

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru2.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 22

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru3.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 23

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru4.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 24
Петр мшвениерадзе рост вес. Мшвениерадзе, Пётр Яковлевич

Мшвениерадзе, Пётр Яковлевич. Петр мшвениерадзе рост вес


Грузинский Петр Первый водного поло

НЕ ЧОКАЯСЬ

Казалось, он будет жить нескончаемо долго, столько, сколько захочет сам, ибо всегда излучал здоровье и мощь. В свои далеко за 70 регулярно играл в футбол, плавал, а победить его в борьбе на руках не могли даже его могучие сыновья, такие же, как и он, знаменитые ватерполисты, обученные им этой трудной игре, где сам Петр Яковлевич Мшвениерадзе снискал себе славу великого мастера. Его называли Пеле водного поло. После него так и не появился в этой дисциплине игрок, подобный ему, как нет и второго Боброва.

 Сорок дней назад, 3 июня 2003 года, ушел из жизни выдающийся советский ватерполист, участник трех Олимпиад Петр Мшвениерадзе. Он скончался в Московском институте гематологии на 75-м году жизни от острого лейкоза.

В 2000 году в Сиднее, в зале, где разместился главный пресс-центр XXVII летних Игр, Олимпийский музей в Лозанне организовал фотовыставку. Масса уникальных снимков, но один особенно привлек мое внимание: крупным планом окровавленное лицо венгерского ватерполиста Эрвина Задора, участника Олимпиады 1956 года в Мельбурне, и подпись под ним: «Кровавая битва с СССР». За шесть лет до этого я опубликовал статью об этой «битве» в «Советском спорте», а точнее, о матче сборных СССР и Венгрии по водному поло, состоявшемся на XVI Олимпиаде в дни, когда советские танки подавляли антикоммунистический мятеж в Будапеште. Этот матч, прерванный из-за грандиозной драки между его участниками, стал, пожалуй, единственным турниром в рамках Олимпиады, оставшимся незавершенным…

Рассказывает Борис Гойхман, лучший советский ватерпольный вратарь 50-х годов, участник и бронзовый призер Олимпиады-56:

– В той игре при счете 3:0 в свою пользу венгры решили не ограничиваться только спортивной победой. В одном из игровых эпизодов в центре поля их нападающий Деже Дьярмати неожиданно со всего маху ударил нашего капитана Петра Мшвениерадзе в лицо. У того хлынула кровь из носа, и пока он ее смывал, Дьярмати ударил еще раз… Я до сих пор удивляюсь, как Петр тогда сдержался, с его южным темпераментом и огромной физической силой. Хотя именно так, наверное, должен вести себя истинный капитан команды, не имеющий права рисковать ее интересами. Ответь тогда Мшвениерадзе обидчику, почти наверняка был бы удален до конца игры. Кстати, такое поведение нашего капитана было потом по достоинству оценено и руководством советской делегации: Мшвениерадзе, единственный в нашей команде, был удостоен звания заслуженного мастера спорта, даже несмотря на то, что не стал олимпийским чемпионом. Значок и удостоверение ему вручил тогдашний глава нашего спорта Николай Николаевич Романов, специально приехавший на теплоход «Грузия», где жила наша команда.

Летом прошлого года сам Мшвениерадзе рассказал мне эту историю несколько по-другому: «Я погнался тогда за своим обидчиком, если бы поймал, задушил бы и утопил, но он успел уплыть… После этой игры не сомневался, что нас ждет та же участь, которая постигла футбольную сборную СССР после Олимпиады 1952 года, но вопреки всем предположениям я даже получил звание заслуженного мастера спорта. Спасибо, как мне потом сказал личный переводчик Романова Миша Мзареулов, тому человеку, которого в те времена называли заместителем главы делегации. Его фамилия мне до сих пор неведома, знаю только, что он был участником войны и жил на нашем теплоходе «Грузия», поскольку у СССР не было тогда дипломатических отношений с Австралией. Когда Романов пришел к нему с докладом и сообщил о том, что ватерполисты наказаны (а нас вызвали «на ковер» в два часа ночи), он очень возмутился, почему с ним не посоветовались. Более того, он даже нас похвалил, сказав о том, что в этой специально спровоцированной политической акции ребята повели себя абсолютно правильно: надо было этим венграм еще больше дать… А фраза «Особенно молодец здоровый грузин» стала, я думаю, основанием для присвоения мне заслуженного…»

Через четыре года Петр Мшвениерадзе стал серебряным призером Олимпийских игр в Риме, но бронза, завоеванная в Мельбурне, осталась, как мне кажется, его главной спортивной наградой, потому что второе место в Риме окрепшей к тому моменту сборной СССР было расценено как поражение, а в Мельбурне мы только заявляли о своих претензиях на международной арене.

Может быть, 14-летнему тбилисскому подростку Пете Мшвениерадзе надо заняться футболом, который он фанатично любил, как все грузины, или прийти в легкую атлетику, в частности в прыжки в высоту, но однажды летом 1943 года, перемахнув через забор, за которым находился бассейн, он бесповоротно решил свою судьбу, представ перед очами Луки Александровича Якимиди, ставшего его первым тренером. Уже на следующий год в Горьком Мшвениерадзе в составе сборной Грузии стал чемпионом СССР среди юношей в плавании брассом на 100 и 200 метров. А еще через два года увлекся водным поло, стал играть за тбилисское «Динамо», которое заняло шестое место на чемпионате СССР. После этого молодого, перспективного игрока заметили и пригласили в московское «Динамо», а потом и в сборную.

Однако в 1952 году перед Олимпиадой в Хельсинки он ушел из «Динамо». Сын всемогущего отца Василий Сталин, командовавший тогда ВВС Московского военного округа, уговорил Петра перейти в его команду, где в то время играли такие мастера, как Борис Гойхман и Владимир Семенов. В том же году в составе ВВС Мшвениерадзе стал даже чемпионом страны, но вскоре понял, что в искусственно созданном клубе перспектив мало, решил вернуться в «Динамо». Однако не тут-то было: действия вольнонаемного игрока были расценены по не отмененным еще законам военного времени и его отдали… под суд.

На суд приехала вся динамовская команда. Прибыл со свитой и генерал-лейтенант Василий Сталин. Заседание длилось часа четыре, и все это время, к общему удивлению, молодая женщина-судья билась против нелепейших обвинений в адрес Мшвениерадзе, и в итоге он был оправдан.

Рассказывает Виктор Агеев, участник Олимпийских игр 1956 и 1960 годов:

– В конце мая прошлого года какая-то американская телекомпания пригласила участников того «кровавого матча» в Мельбурне в Будапешт. Приехали Петр Мшвениерадзе, Юрий Шляпин, Борис Маркаров и я. С венгерской стороны были даже те игроки, которые в 1956 году после Олимпиады эмигрировали из страны в Канаду и Бразилию. Показательно, что, когда на сцену были вызваны два капитана – Мшвениерадзе и Маркович, последний даже расплакался. А Задор, который пострадал больше всех в той драке, сказал, что это была обычная травма.

Ну конечно же звездой встречи был Мшвениерадзе, которого телевизионщики пытали больше всех. Я, кстати, тогда в непосредственной, дружеской обстановке открыл для себя едва ли не нового человека, несмотря на то что играл с Петром на Олимпиадах в Мельбурне и Риме. Интереснейший собеседник, фанат водного поло, воспитавший двоих знаменитых сыновей – серебряного призера чемпионата мира Нугзара и олимпийского чемпиона Георгия Мшвениерадзе. Последний, кстати, когда выиграл олимпийское золото в Москве, подбежал к трибуне, где сидел отец, и отдал ему медаль со словами: «Папа, это тебе, спасибо за все…»

Рассказывает Нугзар Мшвениерадзе, старший сын Петра Яковлевича:

– Конечно, отец однозначно повлиял на наш с Георгием выбор спортивной специализации, более того, меня он, можно сказать, привел в бассейн принудительно. Я увлекался домашними животными, разводил в аквариуме рыбок и вообще не помышлял о спорте, но воле отца не посмел противоречить. Георгию, который младше меня на восемь лет, было в этом плане легче: когда пришла его очередь определяться с планами на будущее, в водном поло уже сложилась династия Мшвениерадзе, и его выбор был предопределен…

Интересно, что отец досконально продумал даже стратегию наших занятий водным поло. В одной команде Москвы мы с братом были только на Спартакиаде народов СССР, а так он развел нас по разным клубам: я играл за МГУ, Георгий – за «Динамо». Идея была в том, чтобы брат не затмевал брата. Сначала я – Георгия, а потом, когда я стану немножечко постарше, он – меня. Отец не хотел, чтобы его сыновья друг другу мешали, тем более что играли мы на одном, «отцовском», месте центрального нападающего.

Но на Георгии династия Мшвениерадзе в водном поло, к сожалению, оборвалась, хотя у нас на двоих три сына (у меня Петр и Павел, у Георгия – Каха и дочь Вероника) и все трое успели почувствовать вкус этой игры. Отец, конечно, поначалу обижался, что мы с братом не стали далее способствовать их увлечению, но потом согласился с тем, что его любимый вид спорта переживает в России период спада (по крайней мере, на тот момент) и занятие им малоперспективно со всех точек зрения, в том числе и материальных…

Это был тот самый редкий случай, когда в наших взаимоотношениях с отцом мы с братом поступили не так, как бы ему хотелось. Несмотря на всю его доброту, которую отмечали абсолютно все, мы его побаивались. Однажды он выдал мне весьма чувствительную затрещину, которую я запомнил на всю жизнь, поскольку она была первой и единственной в моей жизни. Случилось это в одной из поездок на первенство Союза среди юниоров, в которой отец был вместе со мной. После какой-то игры я засиделся с ребятами в гостиничном номере до двенадцати часов ночи, не пили, говорю как на духу, просто заболтались, а когда пришел к отцу, получил ту самую затрещину за нарушение спортивного режима. Для него профессиональное отношение к делу было святой заповедью. Он постоянно мне говорил: «Есть надо за пять часов до игры, потом ни в коем случае ничего. Жидкости как можно меньше…» Это были аксиомы, которых он всю жизнь в водном поло придерживался сам, а потом старался привить и нам.

Что же касается алкоголя, не верьте тем, кто говорит, что грузин Мшвениерадзе на дух не переносил спиртное. Он не пил, только когда играл, а после окончания спортивной карьеры мог себе позволить расслабиться: очень любил, между прочим, застолья, но никогда не напивался. Следил за собственным здоровьем. Я не помню, чтобы он когда-нибудь болел. Даже в 70 лет имел давление, как у младенца. Поэтому его столь серьезная болезнь стала для всех, и в первую очередь для него самого, полнейшей неожиданностью.

Началось все с пустяка. В декабре прошлого года, незадолго до новогодних праздников, он вдруг почувствовал себя неважно. Измерили температуру – 37,5. Мы даже не придали этому большого значения: подумаешь, простуда: одеться потеплее, выпить чайку с малиной и забыть. Но прошло десять дней, а температура не спадает, стабильно держится на том же уровне. Решили, что, может быть, воспаление легких, проверили – все нормально. А потом, когда сдали анализ крови, выяснилось, что это лейкоз, причем острый. Если у здорового человека семь тысяч лейкоцитов в крови, то у отца на тот момент их было девяносто тысяч. На следующий день, 30 декабря, эта цифра выросла до ста тридцати тысяч. Естественно, из больницы, куда мы привезли его для сдачи анализа крови, он уже не уехал. Врачи нам сразу сказали, что шансов выжить при таком диагнозе не более пятнадцати процентов.

На больничной койке отец встретил 2003 год и свой 74-й год рождения. Даже раковых больных порой отпускают по таким случаям домой, а тут подобное было невозможно, поскольку он постоянно находился под капельницей.

О чем он часто думал, отрешенно глядя в потолок, теперь только Богу известно, но я уверен, что отец догадывался о том, что смертельно болен, хотя таких слов, как лейкоз или белокровие, мы ему не говорили, а он не задавал лишних вопросов: не хотел, видимо, ставить нас в нелегкое положение.

Нынешние разговоры о том, что в последние дни жизни отец не желал никого видеть, не совсем соответствуют истине. Во-первых, он не собирался умирать и до конца верил в свое исцеление. Во-вторых, мы сами резко ограничили круг людей, посещавших его в больнице. Врачи предупредили нас о том, что из-за постоянных сеансов химиотерапии у него в крови до предела снизилось число лейкоцитов, борющихся с болезнями, выработался стойкий иммунодефицит, организм не справлялся даже с элементарным насморком, поэтому со ссылкой на рекомендации врачей и было принято такое решение, чтобы никого не обидеть.

Впрочем, когда ситуация стала совсем безнадежной и лечащие врачи развели руками, мы приводили к отцу под видом близких людей много альтернативных лекарей, которые втихаря делали внутривенные уколы. Но, увы, чудо не свершилось.

Был момент, когда мы решили отвезти отца в Германию, в одну из лучших и знаменитых клиник в мире, где в свое время пытались вылечить Раису Горбачеву, но наши врачи нас отговорили, убедив в том, что методика лечения и препараты в Москве те же, а отдельная палата, в которой лежал отец, мало чем отличается от немецкой…

Умер он в полусознательном состоянии, поскольку незадолго до кончины у него началось воспаление легких, появились хрипы, стало тяжело дышать, и мы попросили врачей облегчить эти мучения наркотическими препаратами…

Его похоронили на Троекуровском кладбище. Тбилисские друзья привезли землю с могилы мамы и с того места на берегу Куры, где был бассейн, давший Како (так звали его близкие друзья в Грузии) путевку в жизнь. Эта земля, как сказал один из них, снова с ним. А присутствовавший на поминках автор небезызвестного памятника Петру Первому в Москве Зураб Церетели обещал установить еще один – на могиле «Петра Первого» советского водного поло.

ИЗ ДОСЬЕ ГАЗЕТЫ «СОВЕТСКИЙ СПОРТ»

Мшвениерадзе Петр Яковлевич

Один из лучших и наиболее результативных нападающих в истории советского водного поло. Родился 24 марта 1929 года в Тбилиси. Заслуженный мастер спорта. Чемпион СССР 1952, 1955–1963 годов в составах команд ВВС МВО (1952) и московского «Динамо». С 1950 по 1960 год входил в состав сборной СССР, был ее капитаном (с 1956 года). Участник трех Олимпиад (1952, 1956, 1960). Серебряный призер Игр-60, бронзовый призер Игр-56. Обладатель серебряной медали чемпионата Европы-62, бронзовый призер чемпионата Европы-58. Двукратный победитель розыгрыша Кубка СССР. Награжден двумя орденами «Знак Почета». После завершения спортивной карьеры до 1992 года преподавал уголовное право в Академии (впоследствии Высшей школе) МВД. Кандидат юридических наук. Доцент.

Умер 3 июня 2003 года в Москве. Похоронен на Троекуровском кладбище.

www.sovsport.ru

Мшвениерадзе, Пётр Яковлевич

Пётр Яковлевич Мшвениерадзе ( груз. პეტრე მშვენიერაძე ; 24 марта 1929 , Тифлис — 3 июня 2003 , Москва ) — советский ватерполист , представлявший советскую сборную на Олимпийских играх 1952, 1956 и 1960 годов.

Биография

Карьера в клубах

Родился в Тифлисе. Занимался плаванием с 14-летнего возраста, первым тренером был Лука Иоакимиди . В 1944 году в составе сборной Грузинской ССР выступал на юношеском первенстве СССР в Горьком, став чемпионом в плавании брассом на 100 и 200 метров. В 1946 году увлёкся водным поло и дебютировал в составе «Динамо» из Тбилиси на чемпионате СССР , заняв с ним шестое место. С 1952 по 1963 годы выступал за московские клубы ВВС МВО и «Динамо» , стал 10-кратным чемпионом СССР (1952, 1955—1963).

Карьера в сборной

В 1949 году Пётр дебютирует в сборной СССР и помогает добиться победы в серии из нескольких матчей против команды Чехословакии, забросив половину мячей сборной СССР. В 1951 году после первой встречи со сборной Венгрии проходил практику и несколько тренировок под руководством Иштвана Сивоша, венгерского ватерполиста, который стал для него вторым тренером. Во время одной из тренировок Сивош рассказал Петру о том, как должен выступать настоящий ватерполист:

Никогда не жалуйся судье, не показывай мимикой, что тебя топят, что защитник нарушил правила. Словом, не выклянчивай у судьи наказания сопернику. Держись на воде, не тони; вытащи на себе защитника, покажи судье, что он на тебе висит. Как мешок! Вот это и будет настоящее водное поло — игра сильных мужчин. Будь сильным. И развивай ноги. Я на воде чувствую себя так же, как на земле, — меня ноги держат! Запомни мои слова, Пётр, и ты станешь большим ватерполистом! [1]

Мшвениерадзе, стараясь развить свой талант, пытался копировать действия Сивоша, однако тренер венгерских ватерполистов Райки Бела посоветовал не поступать так и рекомендовал развивать исходные данные. Пётр для усиления своих игровых качеств стал заниматься с тяжелоатлетическими ядрами и баскетбольными мячами, а также заниматься баскетболом , футболом и волейболом . Это позволило советскому ватерполисту показывать уникальные физические возможности во время матча: он обладал арсеналом разнообразных бросков, был способен бросать в любой ситуации по воротам. Авторитет Петра Яковлевича позволил ему стать капитаном сборной СССР перед Олимпиадой в Мельбурне (ранее он выступал также и на Играх в Хельсинки ).

В составе сборной СССР он выиграл бронзовую награду той Олимпиады, проведя все семь игр. На Олимпиаде в Мельбурне, однако, случился скандал: полуфинал против команды Венгрии проходил в те же дни, когда происходили кровавые события в Будапеште . В матче Венгрия — СССР при счёте 3:0 венгерские игроки устроили драку в бассейне, и Мшвениерадзе оказался в числе пострадавших: нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос, однако Пётр не поддался на провокацию [2] . Матч был остановлен, остался недоигранным, сборной СССР засчитали техническое поражение. Мшвениерадзе был практически единственным игроком советской команды, не вступившим в драку, и, несмотря на такой исход встречи, он был удостоен звания « Заслуженный мастер спорта СССР » [2] . Ещё через четыре года Мшвениерадзе стал серебряным призёром Олимпиады в Риме : в семи играх он забил 5 мячей, однако в СССР это выступление признали не особо удачным [2] . На счету грузинского ватерполиста также серебряная медаль чемпионата Европы 1962 года и бронзовая медаль первенства Европы 1958 года [2] .

После карьеры ватерполиста

Завершив карьеру игрока, Пётр Яковлевич до 2002 года преподавал уголовное право в Академии МВД . Получил высшее образование по этой специальности, став кандидатом юридических наук и доцентом Академии МВД [2] . В мае 2002 года живые на тот момент участники Олимпиады 1956 года сборных СССР и Венгрии встретились в Будапеште, чтобы официально принести друг другу извинения за сорванную игру. Эрвин Задор , который пострадал больше всего в той игре (рассечение брови), сказал, что это была лишь обычная травма [2] .

В декабре 2002 года у Петра Яковлевича обнаружили острый лейкоз и он был тут же госпитализирован в Московский институт гематологии , где провёл оставшиеся дни своей жизни. Из-за сеансов химиотерапии его состояние ухудшилось. Шли переговоры о том, чтобы перевезти его в немецкую клинику, где лечилась Раиса Горбачёва , однако российские врачи отговорили близких Петра Яковлевича делать это [2] . Вскоре у Мшвениерадзе началось воспаление лёгких, и 3 июня 2003 года он скончался [2] . 6 июня прошла панихида в Троекуровском ритуальном комплексе [3] , после чего Петра Яковлевича похоронили на Троекуровском кладбище [2] .

Семья

Был женат на Нателе Гогуа. Дети: Нугзар и Георгий . Внуки: Натела, Пётр и Павел (дети Нугзара), Игорь и Вероника (дети Георгия) [2] .

Примечания

Ссылки

www.cruer.com

Петр Яковлевич Мшвениерадзе Википедия

Пётр Яковлевич Мшвениерадзе (груз. პეტრე მშვენიერაძე; 24 марта 1929, Тифлис — 3 июня 2003, Москва) — советский ватерполист, представлявший советскую сборную на Олимпийских играх 1952, 1956 и 1960 годов.

Биография

Карьера в клубах

Родился в Тифлисе. Занимался плаванием с 14-летнего возраста, первым тренером был Лука Иоакимиди. В 1944 году в составе сборной Грузинской ССР выступал на юношеском первенстве СССР в Горьком, став чемпионом в плавании брассом на 100 и 200 метров. В 1946 году увлёкся водным поло и дебютировал в составе «Динамо» из Тбилиси на чемпионате СССР, заняв с ним шестое место. С 1952 по 1963 годы выступал за московские клубы ВВС МВО и «Динамо», стал 10-кратным чемпионом СССР (1952, 1955—1963).

Карьера в сборной

В 1949 году Пётр дебютирует в сборной СССР и помогает добиться победы в серии из нескольких матчей против команды Чехословакии, забросив половину мячей сборной СССР. В 1951 году после первой встречи со сборной Венгрии проходил практику и несколько тренировок под руководством Иштвана Сивоша, венгерского ватерполиста, который стал для него вторым тренером. Во время одной из тренировок Сивош рассказал Петру о том, как должен выступать настоящий ватерполист:

Никогда не жалуйся судье, не показывай мимикой, что тебя топят, что защитник нарушил правила. Словом, не выклянчивай у судьи наказания сопернику. Держись на воде, не тони; вытащи на себе защитника, покажи судье, что он на тебе висит. Как мешок! Вот это и будет настоящее водное поло — игра сильных мужчин. Будь сильным. И развивай ноги. Я на воде чувствую себя так же, как на земле, — меня ноги держат! Запомни мои слова, Пётр, и ты станешь большим ватерполистом![1]

Мшвениерадзе, стараясь развить свой талант, пытался копировать действия Сивоша, однако тренер венгерских ватерполистов Райки Бела посоветовал не поступать так и рекомендовал развивать исходные данные. Пётр для усиления своих игровых качеств стал заниматься с тяжелоатлетическими ядрами и баскетбольными мячами, а также заниматься баскетболом, футболом и волейболом. Это позволило советскому ватерполисту показывать уникальные физические возможности во время матча: он обладал арсеналом разнообразных бросков, был способен бросать в любой ситуации по воротам. Авторитет Петра Яковлевича позволил ему стать капитаном сборной СССР перед Олимпиадой в Мельбурне (ранее он выступал также и на Играх в Хельсинки).

В составе сборной СССР он выиграл бронзовую награду той Олимпиады, проведя все семь игр. На Олимпиаде в Мельбурне, однако, случился скандал: полуфинал против команды Венгрии проходил в те же дни, когда происходили кровавые события в Будапеште. В матче Венгрия — СССР при счёте 3:0 венгерские игроки устроили драку в бассейне, и Мшвениерадзе оказался в числе пострадавших: нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос, однако Пётр не поддался на провокацию[2]. Матч был остановлен, остался недоигранным, сборной СССР засчитали техническое поражение. Мшвениерадзе был практически единственным игроком советской команды, не вступившим в драку, и, несмотря на такой исход встречи, он был удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР»[2]. Ещё через четыре года Мшвениерадзе стал серебряным призёром Олимпиады в Риме: в семи играх он забил 5 мячей, однако в СССР это выступление признали не особо удачным[2]. На счету грузинского ватерполиста также серебряная медаль чемпионата Европы 1962 года и бронзовая медаль первенства Европы 1958 года[2].

После карьеры ватерполиста

Завершив карьеру игрока, Пётр Яковлевич до 2002 года преподавал уголовное право в Академии МВД. Получил высшее образование по этой специальности, став кандидатом юридических наук и доцентом Академии МВД[2]. В мае 2002 года живые на тот момент участники Олимпиады 1956 года сборных СССР и Венгрии встретились в Будапеште, чтобы официально принести друг другу извинения за сорванную игру. Эрвин Задор, который пострадал больше всего в той игре (рассечение брови), сказал, что это была лишь обычная травма[2].

В декабре 2002 года у Петра Яковлевича обнаружили острый лейкоз и он был тут же госпитализирован в Московский институт гематологии, где провёл оставшиеся дни своей жизни. Из-за сеансов химиотерапии его состояние ухудшилось. Шли переговоры о том, чтобы перевезти его в немецкую клинику, где лечилась Раиса Горбачёва, однако российские врачи отговорили близких Петра Яковлевича делать это[2]. Вскоре у Мшвениерадзе началось воспаление лёгких, и 3 июня 2003 года он скончался[2]. 6 июня прошла панихида в Троекуровском ритуальном комплексе[3], после чего Петра Яковлевича похоронили на Троекуровском кладбище[2].

Семья

Был женат на Нателе Гогуа. Дети: Нугзар и Георгий. Внуки: Натела, Пётр и Павел (дети Нугзара), Игорь и Вероника (дети Георгия)[2].

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Пётр Яковлевич Мшвениерадзе Википедия

Пётр Яковлевич Мшвениерадзе (груз. პეტრე მშვენიერაძე; 24 марта 1929, Тифлис — 3 июня 2003, Москва) — советский ватерполист, представлявший советскую сборную на Олимпийских играх 1952, 1956 и 1960 годов.

Биография

Карьера в клубах

Родился в Тифлисе. Занимался плаванием с 14-летнего возраста, первым тренером был Лука Иоакимиди. В 1944 году в составе сборной Грузинской ССР выступал на юношеском первенстве СССР в Горьком, став чемпионом в плавании брассом на 100 и 200 метров. В 1946 году увлёкся водным поло и дебютировал в составе «Динамо» из Тбилиси на чемпионате СССР, заняв с ним шестое место. С 1952 по 1963 годы выступал за московские клубы ВВС МВО и «Динамо», стал 10-кратным чемпионом СССР (1952, 1955—1963).

Карьера в сборной

В 1949 году Пётр дебютирует в сборной СССР и помогает добиться победы в серии из нескольких матчей против команды Чехословакии, забросив половину мячей сборной СССР. В 1951 году после первой встречи со сборной Венгрии проходил практику и несколько тренировок под руководством Иштвана Сивоша, венгерского ватерполиста, который стал для него вторым тренером. Во время одной из тренировок Сивош рассказал Петру о том, как должен выступать настоящий ватерполист:

Никогда не жалуйся судье, не показывай мимикой, что тебя топят, что защитник нарушил правила. Словом, не выклянчивай у судьи наказания сопернику. Держись на воде, не тони; вытащи на себе защитника, покажи судье, что он на тебе висит. Как мешок! Вот это и будет настоящее водное поло — игра сильных мужчин. Будь сильным. И развивай ноги. Я на воде чувствую себя так же, как на земле, — меня ноги держат! Запомни мои слова, Пётр, и ты станешь большим ватерполистом![1]

Мшвениерадзе, стараясь развить свой талант, пытался копировать действия Сивоша, однако тренер венгерских ватерполистов Райки Бела посоветовал не поступать так и рекомендовал развивать исходные данные. Пётр для усиления своих игровых качеств стал заниматься с тяжелоатлетическими ядрами и баскетбольными мячами, а также заниматься баскетболом, футболом и волейболом. Это позволило советскому ватерполисту показывать уникальные физические возможности во время матча: он обладал арсеналом разнообразных бросков, был способен бросать в любой ситуации по воротам. Авторитет Петра Яковлевича позволил ему стать капитаном сборной СССР перед Олимпиадой в Мельбурне (ранее он выступал также и на Играх в Хельсинки).

В составе сборной СССР он выиграл бронзовую награду той Олимпиады, проведя все семь игр. На Олимпиаде в Мельбурне, однако, случился скандал: полуфинал против команды Венгрии проходил в те же дни, когда происходили кровавые события в Будапеште. В матче Венгрия — СССР при счёте 3:0 венгерские игроки устроили драку в бассейне, и Мшвениерадзе оказался в числе пострадавших: нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос, однако Пётр не поддался на провокацию[2]. Матч был остановлен, остался недоигранным, сборной СССР засчитали техническое поражение. Мшвениерадзе был практически единственным игроком советской команды, не вступившим в драку, и, несмотря на такой исход встречи, он был удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР»[2]. Ещё через четыре года Мшвениерадзе стал серебряным призёром Олимпиады в Риме: в семи играх он забил 5 мячей, однако в СССР это выступление признали не особо удачным[2]. На счету грузинского ватерполиста также серебряная медаль чемпионата Европы 1962 года и бронзовая медаль первенства Европы 1958 года[2].

После карьеры ватерполиста

Завершив карьеру игрока, Пётр Яковлевич до 2002 года преподавал уголовное право в Академии МВД. Получил высшее образование по этой специальности, став кандидатом юридических наук и доцентом Академии МВД[2]. В мае 2002 года живые на тот момент участники Олимпиады 1956 года сборных СССР и Венгрии встретились в Будапеште, чтобы официально принести друг другу извинения за сорванную игру. Эрвин Задор, который пострадал больше всего в той игре (рассечение брови), сказал, что это была лишь обычная травма[2].

В декабре 2002 года у Петра Яковлевича обнаружили острый лейкоз и он был тут же госпитализирован в Московский институт гематологии, где провёл оставшиеся дни своей жизни. Из-за сеансов химиотерапии его состояние ухудшилось. Шли переговоры о том, чтобы перевезти его в немецкую клинику, где лечилась Раиса Горбачёва, однако российские врачи отговорили близких Петра Яковлевича делать это[2]. Вскоре у Мшвениерадзе началось воспаление лёгких, и 3 июня 2003 года он скончался[2]. 6 июня прошла панихида в Троекуровском ритуальном комплексе[3], после чего Петра Яковлевича похоронили на Троекуровском кладбище[2].

Семья

Был женат на Нателе Гогуа. Дети: Нугзар и Георгий. Внуки: Натела, Пётр и Павел (дети Нугзара), Игорь и Вероника (дети Георгия)[2].

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Мшвениерадзе, Пётр Яковлевич — ВиКи

Карьера в клубах

Родился в Тифлисе. Занимался плаванием с 14-летнего возраста, первым тренером был Лука Иоакимиди. В 1944 году в составе сборной Грузинской ССР выступал на юношеском первенстве СССР в Горьком, став чемпионом в плавании брассом на 100 и 200 метров. В 1946 году увлёкся водным поло и дебютировал в составе «Динамо» из Тбилиси на чемпионате СССР, заняв с ним шестое место. С 1952 по 1963 годы выступал за московские клубы ВВС МВО и «Динамо», стал 10-кратным чемпионом СССР (1952, 1955—1963).

Карьера в сборной

В 1949 году Пётр дебютирует в сборной СССР и помогает добиться победы в серии из нескольких матчей против команды Чехословакии, забросив половину мячей сборной СССР. В 1951 году после первой встречи со сборной Венгрии проходил практику и несколько тренировок под руководством Иштвана Сивоша, венгерского ватерполиста, который стал для него вторым тренером. Во время одной из тренировок Сивош рассказал Петру о том, как должен выступать настоящий ватерполист:

Никогда не жалуйся судье, не показывай мимикой, что тебя топят, что защитник нарушил правила. Словом, не выклянчивай у судьи наказания сопернику. Держись на воде, не тони; вытащи на себе защитника, покажи судье, что он на тебе висит. Как мешок! Вот это и будет настоящее водное поло — игра сильных мужчин. Будь сильным. И развивай ноги. Я на воде чувствую себя так же, как на земле, — меня ноги держат! Запомни мои слова, Пётр, и ты станешь большим ватерполистом![1]

Мшвениерадзе, стараясь развить свой талант, пытался копировать действия Сивоша, однако тренер венгерских ватерполистов Райки Бела посоветовал не поступать так и рекомендовал развивать исходные данные. Пётр для усиления своих игровых качеств стал заниматься с тяжелоатлетическими ядрами и баскетбольными мячами, а также заниматься баскетболом, футболом и волейболом. Это позволило советскому ватерполисту показывать уникальные физические возможности во время матча: он обладал арсеналом разнообразных бросков, был способен бросать в любой ситуации по воротам. Авторитет Петра Яковлевича позволил ему стать капитаном сборной СССР перед Олимпиадой в Мельбурне (ранее он выступал также и на Играх в Хельсинки).

В составе сборной СССР он выиграл бронзовую награду той Олимпиады, проведя все семь игр. На Олимпиаде в Мельбурне, однако, случился скандал: полуфинал против команды Венгрии проходил в те же дни, когда происходили кровавые события в Будапеште. В матче Венгрия — СССР при счёте 3:0 венгерские игроки устроили драку в бассейне, и Мшвениерадзе оказался в числе пострадавших: нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос, однако Пётр не поддался на провокацию[2]. Матч был остановлен, остался недоигранным, сборной СССР засчитали техническое поражение. Мшвениерадзе был практически единственным игроком советской команды, не вступившим в драку, и, несмотря на такой исход встречи, он был удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР»[2]. Ещё через четыре года Мшвениерадзе стал серебряным призёром Олимпиады в Риме: в семи играх он забил 5 мячей, однако в СССР это выступление признали не особо удачным[2]. На счету грузинского ватерполиста также серебряная медаль чемпионата Европы 1962 года и бронзовая медаль первенства Европы 1958 года[2].

После карьеры ватерполиста

Завершив карьеру игрока, Пётр Яковлевич до 2002 года преподавал уголовное право в Академии МВД. Получил высшее образование по этой специальности, став кандидатом юридических наук и доцентом Академии МВД[2]. В мае 2002 года живые на тот момент участники Олимпиады 1956 года сборных СССР и Венгрии встретились в Будапеште, чтобы официально принести друг другу извинения за сорванную игру. Эрвин Задор, который пострадал больше всего в той игре (рассечение брови), сказал, что это была лишь обычная травма[2].

В декабре 2002 года у Петра Яковлевича обнаружили острый лейкоз и он был тут же госпитализирован в Московский институт гематологии, где провёл оставшиеся дни своей жизни. Из-за сеансов химиотерапии его состояние ухудшилось. Шли переговоры о том, чтобы перевезти его в немецкую клинику, где лечилась Раиса Горбачёва, однако российские врачи отговорили близких Петра Яковлевича делать это[2]. Вскоре у Мшвениерадзе началось воспаление лёгких, и 3 июня 2003 года он скончался[2]. 6 июня прошла панихида в Троекуровском ритуальном комплексе[3], после чего Петра Яковлевича похоронили на Троекуровском кладбище[2].

Семья

Был женат на Нателе Гогуа. Дети: Нугзар и Георгий. Внуки: Натела, Пётр и Павел (дети Нугзара), Игорь и Вероника (дети Георгия)[2].

xn--b1aeclack5b4j.xn--j1aef.xn--p1ai

Мшвениерадзе Пётр Яковлевич Вики

Пётр Яковлевич Мшвениерадзе (груз. პეტრე მშვენიერაძე; 24 марта 1929, Тифлис — 3 июня 2003, Москва) — советский ватерполист, представлявший советскую сборную на Олимпийских играх 1952, 1956 и 1960 годов.

Биография[ | код]

Карьера в клубах[ | код]

Родился в Тифлисе. Занимался плаванием с 14-летнего возраста, первым тренером был Лука Иоакимиди. В 1944 году в составе сборной Грузинской ССР выступал на юношеском первенстве СССР в Горьком, став чемпионом в плавании брассом на 100 и 200 метров. В 1946 году увлёкся водным поло и дебютировал в составе «Динамо» из Тбилиси на чемпионате СССР, заняв с ним шестое место. С 1952 по 1963 годы выступал за московские клубы ВВС МВО и «Динамо», стал 10-кратным чемпионом СССР (1952, 1955—1963).

Карьера в сборной[ | код]

В 1949 году Пётр дебютирует в сборной СССР и помогает добиться победы в серии из нескольких матчей против команды Чехословакии, забросив половину мячей сборной СССР. В 1951 году после первой встречи со сборной Венгрии проходил практику и несколько тренировок под руководством Иштвана Сивоша, венгерского ватерполиста, который стал для него вторым тренером. Во время одной из тренировок Сивош рассказал Петру о том, как должен выступать настоящий ватерполист:

Никогда не жалуйся судье, не показывай мимикой, что тебя топят, что защитник нарушил правила. Словом, не выклянчивай у судьи наказания сопернику. Держись на воде, не тони; вытащи на себе защитника, покажи судье, что он на тебе висит. Как мешок! Вот это и будет настоящее водное поло — игра сильных мужчин. Будь сильным. И развивай ноги. Я на воде чувствую себя так же, как на земле, — меня ноги держат! Запомни мои слова, Пётр, и ты станешь большим ватерполистом![1]

Мшвениерадзе, стараясь развить свой талант, пытался копировать действия Сивоша, однако тренер венгерских ватерполистов Райки Бела посоветовал не поступать так и рекомендовал развивать исходные данные. Пётр для усиления своих игровых качеств стал заниматься с тяжелоатлетическими ядрами и баскетбольными мячами, а также заниматься баскетболом, футболом и волейболом. Это позволило советскому ватерполисту показывать уникальные физические возможности во время матча: он обладал арсеналом разнообразных бросков, был способен бросать в любой ситуации по воротам. Авторитет Петра Яковлевича позволил ему стать капитаном сборной СССР перед Олимпиадой в Мельбурне (ранее он выступал также и на Играх в Хельсинки).

В составе сборной СССР он выиграл бронзовую награду той Олимпиады, проведя все семь игр. На Олимпиаде в Мельбурне, однако, случился скандал: полуфинал против команды Венгрии проходил в те же дни, когда происходили кровавые события в Будапеште. В матче Венгрия — СССР при счёте 3:0 венгерские игроки устроили драку в бассейне, и Мшвениерадзе оказался в числе пострадавших: нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос, однако Пётр не поддался на провокацию[2]. Матч был остановлен, остался недоигранным, сборной СССР засчитали техническое поражение. Мшвениерадзе был практически единственным игроком советской команды, не вступившим в драку, и, несмотря на такой исход встречи, он был удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР»[2]. Ещё через четыре года Мшвениерадзе стал серебряным призёром Олимпиады в Риме: в семи играх он забил 5 мячей, однако в СССР это выступление признали не особо удачным[2]. На счету грузинского ватерполиста также серебряная медаль чемпионата Европы 1962 года и бронзовая медаль первенства Европы 1958 года[2].

После карьеры ватерполиста[ | код]

Завершив карьеру игрока, Пётр Яковлевич до 2002 года преподавал уголовное право в Академии МВД. Получил высшее образование по этой специальности, став кандидатом юридических наук и доцентом Академии МВД[2]. В мае 2002 года живые на тот момент участники Олимпиады 1956 года сборных СССР и Венгрии встретились в Будапеште, чтобы официально принести друг другу извинения за сорванную игру. Эрвин Задор, который пострадал больше всего в той игре (рассечение брови), сказал, что это была лишь обычная травма[2].

В декабре 2002 года у Петра Яковлевича обнаружили острый лейкоз и он был тут же госпитализирован в Московский институт гематологии, где провёл оставшиеся дни своей жизни. Из-за сеансов химиотерапии его состояние ухудшилось. Шли переговоры о том, чтобы перевезти его в немецкую клинику, где лечилась Раиса Горбачёва, однако российские врачи отговорили близких Петра Яковлевича делать это[2]. Вскоре у Мшвениерадзе началось воспаление лёгких, и 3 июня 2003 года он скончался[2]. 6 июня прошла панихида в Троекуровском ритуальном комплексе[3], после чего Петра Яковлевича похоронили на Троекуровском кладбище[2].

Семья[ | код]

Был женат на Нателе Гогуа. Дети: Нугзар и Георгий. Внуки: Натела, Пётр и Павел (дети Нугзара), Игорь и Вероника (дети Георгия)[2].

Примечания[ | код]

Ссылки[ | код]

ru.wikibedia.ru

Мшвениерадзе Петр Яковлевич Вики

Пётр Яковлевич Мшвениерадзе (груз. პეტრე მშვენიერაძე; 24 марта 1929, Тифлис — 3 июня 2003, Москва) — советский ватерполист, представлявший советскую сборную на Олимпийских играх 1952, 1956 и 1960 годов.

Биография[ | код]

Карьера в клубах[ | код]

Родился в Тифлисе. Занимался плаванием с 14-летнего возраста, первым тренером был Лука Иоакимиди. В 1944 году в составе сборной Грузинской ССР выступал на юношеском первенстве СССР в Горьком, став чемпионом в плавании брассом на 100 и 200 метров. В 1946 году увлёкся водным поло и дебютировал в составе «Динамо» из Тбилиси на чемпионате СССР, заняв с ним шестое место. С 1952 по 1963 годы выступал за московские клубы ВВС МВО и «Динамо», стал 10-кратным чемпионом СССР (1952, 1955—1963).

Карьера в сборной[ | код]

В 1949 году Пётр дебютирует в сборной СССР и помогает добиться победы в серии из нескольких матчей против команды Чехословакии, забросив половину мячей сборной СССР. В 1951 году после первой встречи со сборной Венгрии проходил практику и несколько тренировок под руководством Иштвана Сивоша, венгерского ватерполиста, который стал для него вторым тренером. Во время одной из тренировок Сивош рассказал Петру о том, как должен выступать настоящий ватерполист:

Никогда не жалуйся судье, не показывай мимикой, что тебя топят, что защитник нарушил правила. Словом, не выклянчивай у судьи наказания сопернику. Держись на воде, не тони; вытащи на себе защитника, покажи судье, что он на тебе висит. Как мешок! Вот это и будет настоящее водное поло — игра сильных мужчин. Будь сильным. И развивай ноги. Я на воде чувствую себя так же, как на земле, — меня ноги держат! Запомни мои слова, Пётр, и ты станешь большим ватерполистом![1]

Мшвениерадзе, стараясь развить свой талант, пытался копировать действия Сивоша, однако тренер венгерских ватерполистов Райки Бела посоветовал не поступать так и рекомендовал развивать исходные данные. Пётр для усиления своих игровых качеств стал заниматься с тяжелоатлетическими ядрами и баскетбольными мячами, а также заниматься баскетболом, футболом и волейболом. Это позволило советскому ватерполисту показывать уникальные физические возможности во время матча: он обладал арсеналом разнообразных бросков, был способен бросать в любой ситуации по воротам. Авторитет Петра Яковлевича позволил ему стать капитаном сборной СССР перед Олимпиадой в Мельбурне (ранее он выступал также и на Играх в Хельсинки).

В составе сборной СССР он выиграл бронзовую награду той Олимпиады, проведя все семь игр. На Олимпиаде в Мельбурне, однако, случился скандал: полуфинал против команды Венгрии проходил в те же дни, когда происходили кровавые события в Будапеште. В матче Венгрия — СССР при счёте 3:0 венгерские игроки устроили драку в бассейне, и Мшвениерадзе оказался в числе пострадавших: нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос, однако Пётр не поддался на провокацию[2]. Матч был остановлен, остался недоигранным, сборной СССР засчитали техническое поражение. Мшвениерадзе был практически единственным игроком советской команды, не вступившим в драку, и, несмотря на такой исход встречи, он был удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР»[2]. Ещё через четыре года Мшвениерадзе стал серебряным призёром Олимпиады в Риме: в семи играх он забил 5 мячей, однако в СССР это выступление признали не особо удачным[2]. На счету грузинского ватерполиста также серебряная медаль чемпионата Европы 1962 года и бронзовая медаль первенства Европы 1958 года[2].

После карьеры ватерполиста[ | код]

Завершив карьеру игрока, Пётр Яковлевич до 2002 года преподавал уголовное право в Академии МВД. Получил высшее образование по этой специальности, став кандидатом юридических наук и доцентом Академии МВД[2]. В мае 2002 года живые на тот момент участники Олимпиады 1956 года сборных СССР и Венгрии встретились в Будапеште, чтобы официально принести друг другу извинения за сорванную игру. Эрвин Задор, который пострадал больше всего в той игре (рассечение брови), сказал, что это была лишь обычная травма[2].

В декабре 2002 года у Петра Яковлевича обнаружили острый лейкоз и он был тут же госпитализирован в Московский институт гематологии, где провёл оставшиеся дни своей жизни. Из-за сеансов химиотерапии его состояние ухудшилось. Шли переговоры о том, чтобы перевезти его в немецкую клинику, где лечилась Раиса Горбачёва, однако российские врачи отговорили близких Петра Яковлевича делать это[2]. Вскоре у Мшвениерадзе началось воспаление лёгких, и 3 июня 2003 года он скончался[2]. 6 июня прошла панихида в Троекуровском ритуальном комплексе[3], после чего Петра Яковлевича похоронили на Троекуровском кладбище[2].

Семья[ | код]

Был женат на Нателе Гогуа. Дети: Нугзар и Георгий. Внуки: Натела, Пётр и Павел (дети Нугзара), Игорь и Вероника (дети Георгия)[2].

Примечания[ | код]

Ссылки[ | код]

ru.wikibedia.ru