Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 11

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru1.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 21

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru2.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 22

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru3.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 23

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_olympic-history.ru4.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/olympic-history.ru/index.php on line 24
Андрей миненков. Ирина Моисеева и Андрей Миненков: «Как сердцу высказать себя?..»

Вместе и навсегда Ирина Моисеева – Андрей Миненков. Андрей миненков


Андрей Миненков - биография и семья

Биография

Знаменитый советский фигурист, выступавший в танцах на льду. С парнершей, а в дальнейшем женой, Ириной Моисеевой они серебрянные медалисты Олимпиады 1976 года, первой на которой танцы были включены в программу Игр, и только бронзовые следующей Олимпиады 1980 года. Кроме того, Моисеева—Миненков двухкратные чемпионы мира (1975 и 1977 года) и двухкратные чемпионы Европы (1977 и 1978 год). Заслуженный мастер спорта СССР (1975).

В пару Ирину и Андрея поставил их первый тренер Игорь Александрович Кабанов, когда им было 12 и 13 лет. Когда Кабанову предложили работу в Спорткомитете он «передал» пару начинающему тренеру Татьяне Тарасовой.

Первым значительным успехом дуэта стала победа на чемпионате мира 1975 года в Колорадо-Спрингс. В следующем, 1976 году, они становятся вторыми на Олимпиаде в Инсбруке, уступив знаменитым Пахомовой—Горшкову. На чемпионате мира того же года расклад мест повторяется — Моисеева и Миненков снова вторые.

В 1977 году пара завоевывает звание чемпионов Советского Союза насмотря на травму Ирины полученную на разминке прямо перед выступлением. Через неделю на чемпионате мира в Хельсинки, во время оригинального танца партнерша падает. Но произвольную программу они исполняют настолько блестяще что впервые Моисеева и Миненков становятся чемпионами Европы

В 1977 году Моисеева и Миненков второй раз выиграли чемпионат мира, проходивший в Токио. В 1978 году они еще раз выигрывают чемпионат Европы.

В 1979 году Моисеева и Миненков решают прекратить 10-ти летнее сотрудничество с Тарасовой и меняют тренера (по свидельству Тарасовой, в книге «Четыре времени года» она сама отказалась от спортсменов, устав от конфликтов).

Новым наставником пары становится Людмила Пахомова. Однако, вскоре, не более чем через полгода, и это содружество распалось.

Последние годы с ними работала Елена Матвеева — бывшая балерина Большого театра.

27 ноября 1983 года, в торжественной обстановке во Дворце спорта в Лужниках на турнире «Московские новости», Моисеева и Миненков попрощались со спортом.

У Ирины Моисеевой и Андрея Миненкова двое детей.

После ококнчания спортивной карьеры Андрей Миненков решил заняться наукой. Он закончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), затем, в 1989 году, защитил диссертацию по привычной для себя теме — это был анализ того, как конек скользит по льду.

На волне «перестройки» возглавил созданную при Госкомспорте структуру, которая занималась финансированием спортивной науки — ассоциацию «Союзспорттехника».

Далее, Миненков решает уйти в бизнес. В 1993 году он с компаньоном основывает фирму которая начинает торговлю новыми на российском рынке, импортными, марками мороженного. В настоящее время Торговый Дом «Холод» является генеральныи дистрибьютером мороженного «Марс» в СНГ (это такие марки мороженного как «Марс», «Сникерс», «Баунти», «Твикс» и т. п.), офицальным дистрибьютером мороженного «Нестле» и торгует еще многими видами замороженных продуктов (креветки, овощи и т. д.).

В 2006 и 2007 году Андрей Миненков принимал участие в качестве судьи в телешоу канала РТР «Танцы на льду» и «Танцы на льду. Бархатный сезон».

facecollection.ru

Ирина Моисеева и Андрей Миненков: «Как сердцу высказать себя?..» - Нескончаемый след коньков - Блоги

Несомненно, самым противоречивым видом фигурного катания, по поводу которого всегда скрещивается больше всего копий, являются танцы на льду, причем суждения о преимуществах или недостатках того или иного дуэта могут быть порой диаметрально противоположными.

Но, пожалуй, есть в истории этого вида спорта всего лишь одна пара, споры о которой не утихают и по сей день: Ирина Моисеева и Андрей Миненков, которые были в числе первопроходцев и первооткрывателей, намного опередивших свое время и предложивших свою трактовку ледового танца с цельным сюжетом под единую мелодию. 

Сегодня «прекрасная половина» этого замечательного дуэта празднует свой юбилей.  Ирина Валентиновна Моисеева родилась в Москве 3 июля 1955 года. Каток СЮПа находился почти напротив дома, где жила Ира, и поэтому не было ничего удивительного в том, что бабушка привела 6-летнюю девочку в секцию фигурного катания.

Моисеева

Уже маленькой девочкой Ирочка обещала вырасти в красавицу! Начало 1960-х (?)

Ее будущий партнер Андрей Олегович Миненков родился в Москве 6 декабря 1954 года. В 1961 г. он также начал свои занятия фигурным катанием на СЮПе у тренера Станиславы Игоревны Ляссотович.

Миненков

Андрюша Миненков. Конец 1950-х - начало 1960-х гг.

Когда 12-летней Ирине предложили самой выбрать себе партнера для занятий танцами на льду, она из двух предложенных кандидатур отдала предпочтение Андрею Миненкову. Первым тренером новоиспеченного дуэта стал Игорь Александрович Кабанов. Но вскоре он перешел на административную работу и передал своих подопечных начинающему тренеру Татьяне Тарасовой, которая в то время была лишь немногим старше своих учеников.

Моисеева-Миненков

Первые совместные шаги в танцах на льду. Конец 1960-х гг.

Данные Ирине от природы пластика и изящество прекрасно гармонировали с романтической внешностью Андрея, и дуэт очень подошел для воплощения творческих замыслов Тарасовой, которая всегда отличалась высоким художественным уровнем своих постановок.

Моисеева-Миненков

1970 год

Первые успехи пришли к Ирине и Андрею на юниорском уровне: они выиграли всесоюзные юношеские соревнования 1969 г. и юниорское первенство СССР 1971 г. Уже тогда они участвовали в традиционном турне сборной команды СССР по Сибири, о чем писал в своем репортаже известный спортивный журналист Станислав Токарев: «Вот зазвучит сейчас простенькое, непритязательное «от этой песни замирая, девчонка милого ждала», и поплывет по льду грациозная до неправдоподобия Ира Моисеева по прозвищу «Бархотка», такая тонкая, кружевная, на первый взгляд балованная московская маменькина дочь, на самом же деле сильный и упрямый человек, девчонка из тех, о которых говорят «свой парень» — если ребятам надо подшить, погладить что из амуниции, просят Иру.

Миненков

И поведет ее партнер — красавец, джентльмен, ученик специальной математической школы Андрюша Миненков, который вне льда похож на молодого дога — большой, мосластый, лопоухий, угловато-изящный и благородно неуклюжий» (С.Токарев, «Турне, или Две недели с фигуристами, проведенные мною в роли, которую трудно сформулировать», журнал «Юность», 1971).

Моисеева-Миненков

1973 год

На международной арене они дебютировали в 1973 г., став 7-ми на ЧЕ и ЧМ. В следующем сезоне они поднялись вверх в табели о рангах: 5-е место на ЧЕ и 4-е на ЧМ. Но главное, они обратили на себя внимание своим неповторимым стилем: грациозная, трепетная партнерша и романтичный партнер создавали такое цельное единство, что это позволяло им воплощать на льду самые смелые замыслы их тренера. Но какими бы ни были их танцы, все они были - о Любви.

Моисеева-Миненков

1973 год

Вот как вспоминала о своей работе с этими фигуристами их первый тренер Татьяна Тарасова: "Один из наших ведущих специалистов и судей по танцам Игорь Александрович Кабанов в середине шестидесятых годов вел танцевальную группу на стадионе Юных пионеров. Когда же Кабанову предложили перейти работать в Спорткомитет, он своих танцоров передал мне. В его группе катались тогда еще подростки Таня Войтюк и Слава Жигалин и совсем маленькие, им шел тринадцатый год — Моисеева и Миненков. Буквально накануне своего ухода Игорь Александрович поставил их в пару.

Я долго не хотела брать танцоров, группа у меня уже у самой набралась достаточная, причем состояла она из представителей парного катания. Но Кабанов убеждал: «Возьми, Таня, не пожалеешь, посмотри за Моисеевой и Миненковым — классными будут спортсменами». А они на коньках еще толком стоять не умели, правда, тренировались самозабвенно. Такие тоненькие, нежные, тихие. У Иры аж ножки подкашивались, и вся она как будто из студня состояла. Только одно было очевидно — они подходили друг другу: и по росту, и по внешним данным. Очень красивые были дети.

Моисеева-Миненков

С тренером Татьяной Тарасовой. 1973 год

Стала я учить их обязательным танцам, работать над скольжением — мне, впрочем, так и не удалось их научить скользить так, как хотелось бы, — мы проводили очень много времени на льду. Уставали ребята сильно, натирали ноги, но вида не подавали. Ира вообще очень терпеливая, хотя на нее постоянно валились несчастья, особенно досаждали больные голеностопы. Впрочем, неприятности с голеностопами начались позже, а пока они были физически очень слабые, оттого и уставали быстро. Однако мужественно ходили на двухразовые тренировки.

Наступило лето, и мы поехали вместе в город Азов на сбор по общефизической подготовке. Остановились в гостинице на берегу моря, и я начала на морском воздухе подтягивать им силенки. С нами поехал на сбор и маленький Вова Ковалев, который безобразничал и куролесил, как только мог, благо на различные проделки фантазия у него была богатая. А поскольку дурной пример заразителен, я, чтобы пресечь возможное разгильдяйство, моталась за ними по всем кустам, проверяя, бегают ли они кросс или отсиживаются в лесу, дурача меня. За день я перекрывала раза в три их беговую норму.

Но спустя неделю убедилась: беспокоюсь зря, Моисеева и Миненков беззаветно тренировались. Мы учили танцевальные позиции, учили по многу часов в день. Разучивали на полу под музыку обязательные танцы. И этот сбор в Азове, напряженный и плодотворный, очень им помог. Ребята физически окрепли и закалились.

Характер маленькой Моисеевой для меня неожиданно открылся на этом летнем сборе в Азове. Какое-то время Ира не тренировалась, у нее болела нога. Сижу я как-то около гостиницы на скамеечке под пальмами, отдыхаю. Слышу, кто-то прыгает и пыхтит за спиной в кустах, оборачиваюсь, а это Моисеева свой здоровый голеностоп качает. Прыгает, прыгает, пот с лица течет. Так самостоятельно занималась маленькая, тринадцатилетняя девочка.

Моисеева-Миненков

1974 год

В Моисеевой и Миненкове ясно проступали задатки чемпионов — задатки, а не замашки. На мой взгляд, чемпионами становятся те, кто пламенно жаждет успеха и, обретя его, получает от этого полное счастье. Так вот, в тринадцать-четырнадцать лет они хотели уже быть признанными. Пусть не зрителями, пока только мною на тренировках. И как они были счастливы, когда я получала удовольствие от их проката. Ими двигало желание постоянно испытывать такое счастье.

Показательный танец. 1974 год

Поначалу мы работали очень легко. Они все мои постановки принимали и понимали мгновенно. И что очень важно, в ребятах буквально с каждым днем все яснее и ярче проступала индивидуальность, без этого чемпионом не станешь. Еще немаловажная деталь. Таких выразительных рук, какие были у маленькой Моисеевой, я не видела ни у кого. Хотя у Иры была масса недостатков: бедра неразвернуты, ноги больные, отсутствие определенной координации, когда руки зажаты позицией. Но если Ира распускала руки, она каталась намного легче.

Моисеева-Миненков

1974 год

Ира и Андрей — мои первые ученики, которых я от юношеского разряда довела до самых больших вершин в спорте. С ними прошло начало моей творческой жизни. И все первые задумки, которые я хотела показать в танцах, я осуществила тоже с ними. Ира и Андрюша принимали участие во многих моих экспериментах. С каждым днем они становились крепче и крепче, и технически и физически. Выиграли первенство среди юниоров. Шел семидесятый год. Чемпионат континента среди взрослых проходил в Ленинграде. Нет, в соревнованиях Ира и Андрей участия тогда еще не принимали, но я добилась, чтобы их отпустили из школы посмотреть на такой большой турнир.

Моисеева-Миненков

Показательные выступления в Ленинграде. 1974 год

Дождались мы и того момента, когда они стали призерами чемпионата СССР и поехали на первенство Европы в ФРГ. По-моему, шел семьдесят третий год. Точно, семьдесят третий. Вот в каком году произошло столь важное событие, сразу вспомнить не могу, зато прекрасно помню их тогдашнюю программу. За два года до их первого старта во взрослых соревнованиях приезжал в Москву Лоуренс Демми, председатель технического комитета по танцам в ИСУ, ему показали на тренировке тоненьких Иру и Андрея. Он долго не отходил от бортика, наблюдая за ними, а потом сказал: «Татьяна (Демми звал и зовет меня по имени), они могут стать чемпионами».

Мы серьезно готовились к первому «выходу в свет», мучительно повторяя обязательные танцы. Не шла у них никак обязательная программа, терпения не хватало, спокойствия в работе. Ира и Андрей не понимали, что обязательная программа вся построена на долготерпении, раздражались, когда я пыталась убедить их, что по-другому обязательные танцы не учат, только многократные повторения позволяют их освоить. А они не могли повторять одно и то же сотни раз. Они были слишком трепетны. К тому же считали себя исключительно творческими людьми, чтобы долго пережевывать одно и то же, а не создавать что-то выдающееся. Я продолжала требовать ежедневно и до бесконечности отрабатывать отдельные позиции.

Моисеева-Миненков

1975 год

(Одно из самых моих любимых ириных платьев! В том году на пике моды были юбки, выкроенные по спирали из двух контрастных тканей, а Ира из этой идеи сделала себе великолепное платье, в котором была просто неотразима! Жаль, что у меня нет ни одного ее  цветного фото в этом платье, но, помнится, Кононыхин говорил, что оно зеленого цвета - Л.М.).

Их экспансивность с монотонной работой не вязалась. Уже и чемпионами стали, а обязательные танцы все еще катали с ошибками. Времени на нее у них никогда не хватало. Только когда заливочная машина выезжала подготавливать лед к следующей смене — тогда у них работа над обязательной программой и начиналась.

Моисеева-Миненков

1975 год

Они приходили на тренировки — молодые, влюбленные друг в друга, влюбленные в жизнь, в спорт, наверное, влюбленные и в меня. (...) Привязанность Андрея и Ирины друг к другу зародилась с самого детства. Мне казалось, что Ира любит Андрюшу сильнее, может быть, потому, что он балованней, чем она. Как ни странно, в ней, такой хрупкой и изящной на вид, внутри будто бы стальной стержень. Капризной она стала со временем. Вначале не была.

Моисеева-Миненков

Показательный танец "Цыганочка". Декабрь 1975 года

Их взаимная привязанность навеяла мне постановку показательного танца, который мы назвали «Пампам», романтически-трагического характера. В общем, не знаю даже, как точно его определить. Танец исполнялся под вальс Шопена... Мне сразу пришлось по душе, как они начали его катать, видимо, вальс понравился и им, потому что выходили они с этим вальсом на показательных выступлениях лет семь. Никак с ним расстаться не могли. В этом танце они делали длинную проездку по диагонали, через весь каток. Они неслись, раскинув руки, как две птицы. Они летели к мечте." (Т.А.Тарасова, "Четыре времени года", М, "Советская Россия", 1985).

  Переломным в карьере Ирины и Андрея стал 1975 год: будучи 4-ми в Европе, на ЧМ в Колорадо-Спрингс они, в отсутствии лидеров сборной Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, сумели своим великолепным произвольным танцем обыграть всех своих соперников и стать чемпионами мира!

Моисеева-Миненков

Впервые чемпионы мира! 1975 год

В 1976 г. они уступили на ЧЕ, ЧМ и ОИ только Пахомовой и Горшкову, уверенно завоевав серебряные медали.

Моисеева-Миненков

1976 год

В 1977 г. Моисеева и Миненков в блестящем стиле становятся чемпионами Европы и мира. С ними начинает работать хореограф Елена Матвеевна Матвеева, ставшая их "добрым гением" и пережившая с ними все их взлеты и падения.

Моисеева-Миненков

1977 год

Ирину и Андрея настолько невозможно было представить друг без друга, что их поклонники как должное, но с большой радостью восприняли известие об их свадьбе, которая состоялась 1 июня 1977 г.

Моисеева-Миненков

Ирина и Андрей в день бракосочетания. 1 июня 1977 года

Их произвольный танец сезона 1978 г. "Вестсайдская история" на музыку Бернстайна стал новым словом в танцах на льду: это был танец на единую мелодию со сквозным сюжетом, виртуозный по технике и с необычной хореографией. С ним они победили на ЧЕ в Страсбурге, после которого французская газета "Юманите" восторженно писала: "Что касается Ирины Моисеевой, этой танцовщицы Большого театра, надевшей коньки, то мы скажем, что зеркало льда было недостаточно велико, чтобы отразить всю ее красоту, грацию и талант, изумительно подчеркнутые Андреем Миненковым".

Моисеева-Миненков

"Вестсайдская история". 1978 год

Однако ЧМ 1978 г. принес танцорам разочарование, поскольку на последних секундах превосходно исполненного танца Андрей уронил Ирину с поддержки, и дуэт вынужден был довольствоваться серебряными медалями. Хуже было то, что федерация ФК СССР стала делать ставку на другой дуэт – воспитанников Елены Анатольевны Чайковской Наталью Линичук и Геннадия Карпоносова, и новые интереснейшие танцы Моисеевой-Миненкова следующих сезонов не были оценены по достоинству.

Моисеева-Миненков

"Ромео и Джульетта", 1978 год

В 1979 г. они были 2-ми на ЧЕ и 3-ми на ЧМ. После этого прекратилось их сотрудничество с Тарасовой, и они начали работать с Людмилой Алексеевной  Пахомовой. Произвольный танец сезона 1980 г., поставленный ею для Ирины и Андрея, хотя и принес им (ирония судьбы!) лишь бронзовые медали ЧЕ, ЧМ и ОИ, был оценен Лоуренсом Демми, известнейшим специалистом по танцам, как самый лучший танец сезона.

Моисеева-Миненков

1980 год

Вот что говорила о своих учениках их тогдашний тренер Людмила Пахомова: "Я за таких чемпионов, как Моисеева и Миненков. Они задолго до "Болеро" Торвилл и Дина исполнили тематический танец на музыку Бернстайна к "Вестсайдской истории" и тем самым... проиграли свою, можно сказать, "законную" золотую медаль. Я думаю, что они не меньше к ней стремились, чем другие, но, когда создавался танец, они не о медали думали, а о своем танце.

Кто-то сказал из известных режиссеров: "Если ты хочешь кого-то потрясти, ты прежде всего сам должен быть потрясен". Вот они были такие. Что танцевать - это было для них самое важное, это переживалось, это ценилось по самому большому счету. Если им хотелось что-то делать, они это делали. Может быть, потом наступало и разочарование - всегда обидно, если ты не понят, - но они не меняли своих принципов. "Конъюнктура" их не интересовала. Их ругали, их критиковали, им занижали оценки. Они страдали от этого, но оставались верны себе.

Произвольный танец "Астурия" на музыку Альбениса на ЧМ 1979 года

Были у них ошибки, были просчеты, заскоки, но все, что они делали, это всегда было интересно, даже их ошибки и перегибы. Моисееву и Миненкова вспоминают, потому что они реформаторы. То, что они не добились тех результатов, на которые могли бы рассчитывать по своему классу, вполне объяснимо. "Вестсайдская история", тематическая программа, не могла не насторожить судей. Она шла вразрез с традицией: посягнуть на такое могут себе позволить либо те спортсмены, которые имеют большой авторитет, либо те, которые на голову выше остальных в техническом отношении. "Вестсайдская история" была исполнена далеко не безукоризненно.

Когда мы с Сашей в 70-м году вышли с экспериментальной программой, успех не был нам гарантирован. Но мы прокатали свой танец чисто, на одном дыхании, нигде не сбились, не запнулись, не зацепились. А Ирина и Андрей во время исполнения своего новаторского танца упали. В спорте же претендуешь - докажи. Но я считаю подвигом, когда лидер решается пойти на риск в своих поисках, в своих идеях". (Л.Пахомова, "Монолог после аплодисментов", М., "Советская Россия", 1988).

Произвольный танец на ЧМ 1980 года

В 1981 г. Моисеева-Миненков стали серебряными призерами ЧЕ и ЧМ, лишь немного уступив новоиспеченным чемпионам, англичанам Джейн Торвилл и Кристоферу Дину. Однако зашло в тупик их сотрудничество с Пахомовой.

Моисеева-Миненков

С хореографом Еленой Матвеевой. 1982 год

В сезоне 1982 г. фигуристы работали с хореографом Еленой Матвеевной Матвеевой, которая принимала очень большое участие в судьбе этого дуэта, и консультировались у Натальи Ильиничны Дубовой. На ЧЕ и ЧМ 1982 г. они стали бронзовыми призерами.

Моисеева-Миненков

1982 год

После этого сезона Ирина и Андрей завершили свою спортивную карьеру и в апреле 1983 г. у них родилась дочь Алена, а в декабре того же года в московских Лужниках состоялись их торжественные проводы из спорта.

Моисеева-Миненков

Ирина и Андрей с дочкой Аленой. 1983 год

От природы Андрей Миненков был наделен незаурядными математическими способностями и, закончив школу экстерном, он поступил в Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА). Окончив его, он в 1989 г. защитил кандидатскую диссертацию по привычной для себя теме, проанализировав особенности скольжения конька по льду.

На волне перестройки он возглавил созданную при Госкомспорте структуру, занимающуюся финансированием спортивной науки - ассоциацию "Спорттехника". Затем он ушел в бизнес: организовал сначала турфирму, а в 1993 г. вместе со своим компаньоном основал фирму, которая начала торговлю новыми на российском рынке марками мороженого импортного производства. В настоящее время ТД "Холод" является генеральным дистрибьютером мороженого "Марс" и "Нестле" в СНГ.

Миненков

Андрей Миненков. 2014 год

О себе Миненков говорит: "Спорт мне многое дал. Главное, научил не бояться браться за новое дело. Конечно, страшновато было заводить все с нуля. Однако начал, и обратной дороги уже не было. Только вперед".

Моисеева

Ирина Моисеева со своими маленькими учениками. Середина 1980-х гг.

Ирина, когда дочь немного подросла, некоторое время работала тренером с маленькими детьми (среди ее учеников был, например, Илья Климкин), а потом полностью посвятила себя дому и семье. Ныне она счастливая мать, жена и бабушка 4-летней внучки, превосходная хозяйка большого красивого дома в Подмосковье.

Моисеева-Миненков

Дома с любимым питомцем. 2014 год

А в памяти любителей фигурного катания она остается грациознейшей фигуристкой с лебедиными руками-крыльями, которыми она могла выразить любое движение души.

www.sports.ru

Андрей Миненков Википедия

Миненков и Моисеева, 1976 Спортивные награды
Олимпийские игры
Бронза Лейк-Плэсид 1980 Танцы
Серебро Инсбрук 1976 Танцы
Чемпионаты мира
Бронза Копенгаген 1982 Танцы
Серебро Хартфорд 1981 Танцы
Бронза Дортмунд 1980 Танцы
Бронза Вена 1979 Танцы
Серебро Оттава 1978 Танцы
Золото Токио 1977 Танцы
Серебро Гётеборг 1976 Танцы
Золото Колорадо Спрингс 1975 Танцы
Чемпионаты Европы
Бронза Лион 1982 Танцы
Серебро Инсбрук 1981 Танцы
Бронза Гётеборг 1980 Танцы
Серебро Загреб 1979 Танцы
Золото Страсбург 1978 Танцы
Золото Хельсинки 1977 Танцы
Серебро Женева 1976 Танцы
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миненков.

Андрей Олегович Миненков (род. 6 декабря 1954) - выдающийся советский фигурист, выступавший в танцах на льду. С партнёршей, а в дальнейшем женой, Ириной Моисеевой они были серебряными медалистами Олимпиады 1976 года — первой, на которой танцы были включены в программу Игр, и бронзовыми на следующей Олимпиаде 1980 года. Кроме того, Моисеева и Миненков — двукратные чемпионы мира (1975 и 1977 гг.) и двукратные

ru-wiki.ru

Вместе и навсегда Ирина Моисеева – Андрей Миненков. Непревзойденные

Вместе и навсегда

Ирина Моисеева – Андрей Миненков

Бронзовые призеры зимних Олимпийских игр (1980, Лейк-Плэсид)

И. Моисеева родилась 3 июля 1955 года в Москве и жила с родителями в знаменитом «ажурном доме» № 27 на Ленинградском проспекте (архитектор Андрей Буров). Дом был знаменит тем, что в нем до 1949 года проживала звездная пара сталинской поры – писатель Константин Симонов и актриса Валентина Серова. Чуть позже в этот же список знаменитостей, обитавших в «ажурном доме», суждено будет попасть и Ирине Моисеевой.

Ее дом находился рядом с катком Стадиона юных пионеров (СЮП), и это предопределило ее будущую судьбу. Как и то, что фигурное катание в начале 60-х было чрезвычайно популярно в СССР, о чем я уже неоднократно упоминал ранее. В итоге уже в четыре года маленькая Ира встала на коньки, чтобы в будущем стать, как Нина Бахушева или Людмила Белоусова (самые популярные фигуристки тех лет). Однако первый блин вышел комом – почти сразу Ира неудачно упала и сломала ногу. И целый год на лед больше не выходила. Родители думали, что больше и не захочет. Но ошиблись. Едва настала зима, как Ира снова взяла в руки коньки. И мама повела ее на СЮП в секцию фигурного катания. Ее приняли в группу одиночниц. В одиннадцать лет Ира докаталась до первого разряда. После чего тренер признал ее… бесперспективной. Так часто случается с талантливыми людьми, будущими звездами – поначалу мало кто видит в них судьбоносный талант. Вот и тренер, вынесший свой безжалостный вердикт, относился к их числу. Но на одних таких тренерах свет обычно не сходится – есть еще и другие.

В итоге кто-то из последних предложил не ставить на Ирине крест, а показать ее тренерам, работавшим в молодом тогда направлении – спортивных танцах. Так и сделали. Тренеры-«танцоры» взяли девочку к себе, а также еще двух мальчиков-одиночников, которых тоже до этого списали со счетов – посчитали бесперспективными. И когда Ирину подвели к этим мальчикам и спросили: «Кого из них ты хочешь выбрать себе в партнеры?» – она указала на того, которого звали Андреем. Позднее ее все будут спрашивать: «Почему именно его?» Но она до сих пор не знает ответа на этот вопрос. В таких случаях обычно принято говорить коротко: судьба. Фамилия этого мальчика была Миненков.

Он был всего на полгода старше Ирины (родился 6 декабря 1954 года) и тоже жил поблизости от Стадиона юных пионеров. И на каток с детства приходил со всей своей семьей: родителями и старшим братом. Потом записался в подготовительную группу фигурного катания. Но помимо этого увлечения у него было еще одно – он любил лепить из пластилина.

Их первым тренером стал Игорь Александрович Кабанов. Он начал заниматься фигурным катанием на том же самом СЮПе в 1951 году, а в начале 60-х перешел на тренерскую работу – стал обучать детишек на стадионе «Кристалл». Именно туда к нему вскоре и привели Иру Моисееву и Андрея Миненкова.

Кабанов тогда тренировал три танцевальных дуэта и самым талантливым считал именно пару Моисеева – Миненков. Они прозанимались у него полтора года, после чего вынуждены были расстаться. В 1967 году Кабанову предложили перейти в Спорткомитет СССР, и он передал свою группу молодому тренеру Татьяне Тарасовой. Далее послушаем ее собственный рассказ:

«В его группе катались тогда еще подростки Таня Войтюк и Слава Жигалин и совсем маленькие, им шел тринадцатый год, Моисеева и Миненков. Буквально накануне своего ухода Игорь Александрович поставил их в пару. Я долго не хотела брать танцоров, группа у меня уже у самой набралась достаточная, причем состояла она из представителей парного катания. Но Кабанов убеждал: «Возьми, Таня, не пожалеешь, посмотри за Моисеевой и Миненковым – классными будут спортсменами». А они на коньках еще толком стоять не умели, правда, тренировались самозабвенно. Такие тоненькие, нежные, тихие. У Иры аж ножки подкашивались, и вся она как будто из студня состояла. Только одно было очевидно – они подходили друг другу: и по росту, и по внешним данным. Очень красивые были дети.

Стала я учить их обязательным танцам, работать над скольжением – мне, впрочем, так и не удалось их научить скользить так, как хотелось бы, – мы проводили очень много времени на льду. Уставали ребята сильно, натирали ноги, но вида не подавали. Ира вообще очень терпеливая, хотя на нее постоянно валились несчастья, особенно досаждали больные голеностопы. Впрочем, неприятности с голеностопами начались позже, а пока они были физически очень слабые, оттого и уставали быстро. Однако мужественно ходили на двухразовые тренировки.

Наступило лето, и мы поехали вместе в город Азов на сбор по общефизической подготовке. Остановились в гостинице на берегу моря, и я начала на морском воздухе подтягивать им силенки. С нами поехал на сбор и маленький Вова Ковалев, который безобразничал и куролесил, как только мог, благо на различные проделки фантазия у него была богатая. А поскольку дурной пример заразителен, я, чтобы пресечь возможное разгильдяйство, моталась за ними по всем кустам, проверяя, бегают ли они кросс или отсиживаются в лесу, дурача меня. За день я перекрывала раза в три их беговую норму. Но спустя неделю убедилась: беспокоюсь зря, Моисеева и Миненков беззаветно тренировались.

Мы учили танцевальные позиции, учили по многу часов в день. Разучивали на полу под музыку обязательные танцы. И этот сбор в Азове, напряженный и плодотворный, очень им помог. Ребята физически окрепли и закалились. Характер маленькой Моисеевой для меня неожиданно открылся на этом летнем сборе в Азове. Какое-то время Ира не тренировалась, у нее болела нога. Сижу я как-то около гостиницы на скамеечке под пальмами, отдыхаю. Слышу, кто-то прыгает и пыхтит за спиной в кустах, оборачиваюсь, а это Моисеева свой здоровый голеностоп качает. Прыгает, прыгает, пот с лица течет. Так самостоятельно занималась маленькая, тринадцатилетняя девочка…

В конце декабря 1968 года мы приехали с ребятами в Ленинград, жили в гостинице «Ленинградская», здесь же собирались праздновать и Новый год. Стол, конечно, накрывали у меня в номере и приволокли туда елку. За что нас всех чуть было не выселили из гостиницы, так как ставить елку в номере категорически запрещалось. Я так плакала, так уговаривала администраторшу, объясняя, что у меня дети, а дети без елки в Новый год не могут, что в конце концов она не выдержала моих причитаний, разрешила остаться и нам, и елке. Мне самой тогда не исполнилось и двадцати двух лет.

Я накупила всякой еды, Моисеева и Миненков отправились в предновогодний вечер за тортом для команды. Они пошли на Невский и исчезли надолго. Вернулись – Ира в слезах, Андрей делает вид, что огорчен, но тихонько посмеивается. «Понимаете, Татьяна Анатольевна, мы поскользнулись… А торты были еще горячие». Они купили два торта, один на два килограмма, другой на килограмм. Упасть они умудрились на оба. После нервотрепки из-за елки сердиться на них сил уже не было, я молча ложечкой сперва всю эту массу примяла, а потом уже стала раскладывать по тарелкам. Привязанность Андрея и Ирины друг к другу зародилась с самого детства. Мне казалось, что Ира любит Андрюшу сильнее, может быть, потому, что он балованней, чем она. Как ни странно, в ней, такой хрупкой и изящной на вид, внутри будто бы стальной стержень. Капризной она стала со временем. Вначале не была.

Андрюша в детстве обожал ласку. Если я прихожу на тренировку и целую Иру, то тут же подставлялась вторая щека – Андрея. Если я, уходя, опять поцеловала Иру, то Андрюша тут как тут…

Их взаимная привязанность навеяла мне постановку показательного танца, который мы назвали «Пампам», романтически-трагического характера. В общем, не знаю даже, как точно его определить. Танец исполнялся под вальс Шопена… Мне сразу пришлось по душе, как они начали его катать, видимо, вальс понравился и им, потому что выходили они с этим вальсом на показательных выступлениях лет семь. Никак с ним расстаться не могли. В этом танце они делали длинную проездку по диагонали, через весь каток. Они неслись, раскинув руки, как две птицы. Они летели к мечте…»

Итак, Моисеева и Миненков в тот период стали для Тарасовой самыми любимыми учениками, с которыми она могла воплощать на льду свои самые смелые тренерские фантазии. Именно они принимали участие во многих ее экспериментах. И с каждым днем становились все крепче и крепче, как в техническом плане, так и в физическом. Вот слова Т. Тарасовой:

«В Моисеевой и Миненкове ясно проступали задатки чемпионов – задатки, а не замашки. На мой взгляд, чемпионами становятся те, кто пламенно жаждет успеха и, обретя его, получает от этого полное счастье. Так вот, в тринадцать-четырнадцать лет они хотели уже быть признанными. Пусть не зрителями, пока только мною на тренировках. И как они были счастливы, когда я получала удовольствие от их проката! Ими двигало желание постоянно испытывать такое счастье.

Поначалу мы работали очень легко. Они все мои постановки принимали и понимали мгновенно. И что очень важно, в ребятах буквально с каждым днем все яснее и ярче проступала индивидуальность, без этого чемпионом не станешь. Еще немаловажная деталь. Таких выразительных рук, какие были у маленькой Моисеевой, я не видела ни у кого. Хотя у Иры была масса недостатков: бедра неразвернуты, ноги больные, отсутствие определенной координации, когда руки зажаты позицией. Но если Ира распускала руки, она каталась намного легче…»

А началось их восхождение на Олимп фигурного катания в 1970 году. Именно тогда они выиграли первенство мира среди юниоров в 1970 году. А в чемпионате СССР среди взрослых фигуристов заняли в том году 5-е место (от спортобщества «Труд», в котором они прослужат десять лет). После чего отправились на чемпионат мира среди взрослых фигуристов, который проходил в Ленинграде. Однако участия в тех соревнованиях они не принимали, а только наблюдали, набираясь необходимого опыта на будущее. Причем Тарасовой пришлось отпрашивать их от школы – это была полностью ее задумка.

В 1971 году они заняли на чемпионате СССР 4-е место, что было несомненным прогрессом. Но еще лучше они выступили на следующий год, взойдя на 3-ю ступеньку пьедестала почета. Та же история произошла и в январе 1973 года, где они повторили свой прошлогодний успех. Для многих тогда стало очевидным, что в спортивных танцах появилась новая сильная пара, которая с каждым годом будет только прогрессировать. Сам Лоуренс Деми, председатель технического комитета по танцам в ИСУ, приехав в самом начале 70-х в Москву и увидев, как танцуют Моисеева и Миненков, сказал Тарасовой: «Татьяна, они могут стать чемпионами». Как в воду глядел. Впрочем, их путь на вершину не был стремительным.

Их дебют на мировой арене случился в январе 1973 года на чемпионате Европы в ФРГ. Вместе со своим тренером фигуристы очень серьезно готовились к первому «выходу в свет», мучительно повторяя обязательные танцы. У них никак не получалась обязательная программа, поскольку молодые еще были – не хватало терпения, хладнокровия и спокойствия в работе. Они еще не понимали, что обязательная программа вся построена на долготерпении. Поэтому часто раздражались на своего тренера, когда она заставляла их многократно повторять одни и те же элементы. Их терпения хватало всего лишь на несколько повторов, хотя надо было делать это и десять, и двадцать раз. Они считали себя исключительно творческими людьми, чтобы долго пережевывать одно и то же, а не создавать что-то выдающееся. Тренер же продолжала требовать от них ежедневно и до бесконечности отрабатывать отдельные позиции.

В итоге на том чемпионате они заняли 7-е место. В союзном чемпионате их места были куда более предпочтительными: 2-е в 1974 году, 3-е – в 1975-м.

В 1974 году на чемпионате Европы Моисеева и Миненков заняли 5-е место, что было прогрессом в сравнении с 7-м местом в прошлом году. В следующем году они заняли уже 4-е место – еще один шаг вперед. Правда, место могло быть и выше, если бы не неудача с аранжировкой их танца. Тарасова (ее, кстати, на тот чемпионат не отпустили) взяла мелодию Мишеля Леграна из фильма «Шербургские зонтики», записав ее в стиле блюза. Однако судьи сочли это вовсе не блюзом, поэтому и не захотели впускать молодых фигуристов в призовую тройку. Хотя зрители встречали их очень тепло, особенно Моисееву.

Между тем на носу был новый турнир – чемпионат мира-75 в Колорадо-Спрингс (США), а танца у Моисеевой и Миненкова не было. Ведь ехать туда со старым блюзом, который был раскритикован в пух и прах на «Евро», означало заранее обречь себя на поражение. И тогда Тарасова решила создать им «новый» блюз. Для этого она привлекла в помощники хореографа Валерию Кохановскую, с которой за три (!) дня поставила новый танец. После чего слегла с воспалением легких, а Кохановская вместо нее шлифовала с фигуристами блюз.

В марте 1975 года Моисеева и Миненков под предводительством Тарасовой отправились демонстрировать свой «новый» блюз на мировом первенстве в Колорадо-Спрингс. Вспоминает Т. Тарасова:

«Сборная СССР приехала на чемпионат мира без своих лидеров – Пахомовой и Горшкова, что породило больше прогнозов, чем собралось танцевальных пар. В чемпионы прочили Линичук и Карпоносова (близкими в стиле произвольного танца к Пахомовой – Горшкову), английский дуэт Грин – Уотс, американский дуэт Коннор – Милз, иногда вспоминали о Моисеевой – Миненкове, имеющих в этих раскладках самые мизерные шансы.

Тренировались мы в Колорадо-Спрингс в плохое время: или ночью, или рано утром, так назначили организаторы чемпионата. Тренировались тяжело, нервно. Моисеева с Миненковым поругивались, были недовольны друг другом. Но когда приехали судьи, ребята собрались – они умели прекращать все распри накануне старта – и на последних тренировках отлично поработали, показав на высоком уровне свои программы арбитрам.

Ира легче входила в соревновательный цикл, чем Андрей. Она каталась перед судьями всегда лучше, чем на тренировках. Это то замечательное качество спортсмена, которое называется «плюс старт». Я часто во время турнира удивлялась: десятки помарок перед состязанием – и ни одной в решающий момент.

По окончании обязательных танцев они шли четвертыми. После оригинального (первое исполнение нового блюза) стали первыми. Удержали лидерство и в произвольной программе. Они выиграли чемпионат, выиграли честно, красиво, прокатав произвольную программу с большим эмоциональным подъемом. И Роднина с Зайцевым на том же чемпионате победили, будучи уже моими учениками. Не часто на долю тренеров в фигурном катании выпадает такой триумф: из шести чемпионов – четверо твои!

Мы отправились в долгое турне по Америке. Моисееву с Миненковым хорошо принимали, много вызывали на бис, несмотря на присутствие Пахомовой и Горшкова, лучшей танцевальной пары в мире, которые приехали в Колорадо-Спрингс позже и присоединились к нам в турне. Даже рядом с такими мастерами они не потерялись. Это турне укрепило в них уверенность в собственных силах, что имело, конечно, очень большое значение.

Когда мы вернулись домой, я, не откладывая, стала ставить Моисеевой и Миненкову показательные танцы. Я часто начинаю сезон работой над этой несоревновательной частью будущих выступлений, она для меня обычно как увертюра к новой произвольной программе. В показательных танцах я экспериментирую, ищу новые поддержки, фигуры, позы. Мы готовились к 1976 году, к олимпийскому году…»

Накануне зимней Олимпиады-76 Моисеева и Миненков принимали участие в двух крупных турнирах: чемпионатах СССР и Европы. В обоих случаях они стали серебряными призерами. Шансов на то, чтобы взять на Олимпиаде в Инсбруке «золото» (кстати, именно на ней танцы на льду впервые были включены в программу зимних Олимпиад) у них не было никаких, учитывая, что тогда безоговорочными лидерами в мире танцев на льду были Людмила Пахомова и Александр Горшков, которые находились в прекрасной форме. Однако Моисеева и Миненков должны были составить конкуренцию американцам Коннор и Милзу и не дать им возможности взять серебряные медали. И герои нашего рассказа с этой миссией справились – в упорной борьбе заняли 2-е место, хотя и отстали от лидеров на целых 12 баллов (такого большого разрыва в истории фигурного катания еще не было).

Месяц спустя состоялся чемпионат мира, где снова блистали Пахомова и Горшков, а Моисеева и Миненков находились в их тени – стали вторыми. Причем в этот раз их отрыв по очкам от ближайших преследователей оказался куда большим. В тот момент многим казалось, что именно они являются наследниками чемпионского престола, так как после олимпийского сезона Пахомова и Горшков заявили о своем желании повесить коньки на гвоздь. Поэтому работать с ними Тарасова стала совсем не так, как это было раньше.

Готовить новую программу они уехали из Москвы в Челябинск, взяв с собой новую, отобранную для постановки музыку. Однако по приезде Тарасова внезапно поняла, что это совсем не та музыка, которая нужна ее воспитанникам. Слишком она попсовая – легковесная и не чемпионская. Оставив фигуристов в Челябинске, тренер улетела обратно в Москву. И уже на следующее утро сидела в Доме звукозаписи и с музыкальным редактором искала новую музыку. В итоге в течение одного дня они «склеили» все четыре части программы. Отныне она состояла из классической музыки – только из произведений Баха, Бетховена, Вивальди. Как признается сама Тарасова, эта программа-77 является для нее самой любимой у Моисеевой и Миненкова – в ней они были удивительно органичны во всем, не делали в танце ни одного лишнего движения.

Именно тогда ставить танцы Моисеевой и Миненкову Тарасова пригласила балетмейстера Елену Матвееву из Большого театра. С этим специалистом Тарасова познакомилась в ЦИТО, где обе в середине 70-х проходили курс лечения. Затем Тарасова посмотрела в нескольких московских театрах несколько спектаклей с хореографией Матвеевой, после чего и предложила ей поставить произвольный танец своим лучшим ученикам – Моисеевой и Миненкову. Случилось это весной 1976 года, вскоре после Олимпиады в Инсбруке. Так на свет появился танец «Кармен-балет» на музыку Бизе – Щедрина.

Отметим, что в те годы в роли Кармен на сцене Большого театра блистала жена Родиона Щедрина, непревзойденная Майя Плисецкая. И был соблазн, что Матвеева скопирует этот танец, перенеся его со сцены на лед. Но этого, к счастью, не произошло. Вот как пишет А. Вернер:

«Матвеева с самого начала обговорила с Тарасовой, что «копировальной работой» заниматься не станет и Моисеева останется самой собой, а не Плисецкой на коньках. Плюс к тому, она значительно расширила роль партнера, превратив Андрея и Ирину в звезд равной величины. Вряд ли стоит углубляться в подробности этой гигантской работы спортсменов, тренера и хореографа, но в результате «Кармен» стал любимым показательным номером в течение всех шести лет совместной работы с этой парой. Впервые этот танец был показан на международных соревнованиях «Московские новости» в ноябре 1976 года, и балетмейстера едва не хватил инфаркт от того, что зал довольно долго молчал, прежде чем разразиться громовой овацией. Именно с «Кармен» началось то, что пресса назвала «мини-спектаклем», так что Матвееву можно смело назвать создателем этого жанра в спортивных танцах на льду. Тогда же Матвеева нашла свой собственный почерк – финал программы, в котором «ее» танцоры не тормозят внезапно перед судьями, как лихач перед палочкой инспектора ГИБДД, а медленно замирают вместе с последней нотой мелодии, заставляя зрителей вскочить с мест, провести первые секунды в молчании, а потом неистово аплодировать, отдавая долг таланту танцоров и постановщика…»

Между тем в январе 1977 года, во время чемпионата СССР, случается беда. На одной из разминок перед началом соревнований фигурист Андрей Витман (ученик Елены Чайковской и партнер Марины Зуевой) врезается сзади в Моисееву. Оба падают на лед, причем Витман непроизвольно ударяет Ирину по голове. Та с трудом встает, ее подводят к бортику. У нее кружится голова, и ей предлагают показаться врачу (было подозрение на сотрясение мозга, которое потом подтвердится). Но Моисеева отказывается покидать пределы льда, поскольку в таком случае ей бы пришлось сняться с соревнований. В итоге она катается… с сотрясением мозга. Да еще как катается – их пара завоевывает золотые медали первенства СССР!

После чемпионата Моисеевой устраивают больничный режим – укладывают на неделю в постель. Хоть ей и трудно, но она соглашается все эти дни не вставать и соблюдать все рекомендации врачей, поскольку в противном случае могла стать под угрозу их поездка на чемпионат Европы в Хельсинки.

На «Евро-77» Моисеева и Миненков снова в ударе. Хотя во время исполнения оригинального танца Ирина один раз все-таки ошиблась – упала, однако произвольную программу они откатали на едином дыхании. Весь зал был в восхищении, конкурентов у них практически не было. Они танцевали два танца: на фугу Баха и на песню Эдит Пиаф «Падам-падам-падам» (когда-то на эту музыку Е. Чайковская хотела сделать программу Тарасовой, но так и не успела). Итог: золотые медали.

В марте последовал новый триумф – на чемпионате мира в Токио (Япония). Снова золотые медали – третьи за последние три месяца. Это был подлинный триумф пары Моисеева – Миненков. Увы, но в последующем ничего подобного с ними уже не случится. Но тогда они были в зените своей славы и… любви. Именно на том чемпионате фигуристы приняли решение пожениться. Свадебное платье Ирина выбирала прямо там, в Токио, поехав в английский магазин вместе с Тарасовой (в японских магазинах выбрать наряд на тот рост, который был у невесты, было просто невозможно, там женщины маленькие, миниатюрные).

Свадьбу сыграли вскоре после возвращения в Москву. Со стороны невесты свидетелем была все та же Тарасова. Из Дворца бракосочетания молодожены поехали к могиле Неизвестного солдата, а уже оттуда заявились… в «Лужники» на каток «Кристалл», где шла плановая тренировка взрослых и детей. Последние бросились к молодоженам, осыпая их поздравлениями.

Осенью 1977 года начался новый сезон. Моисеева и Миненков танцевали его под мелодию Леонарда Бернстайна из фильма «Вестсайдская история». И в январе 1978 года, пропустив чемпионат СССР, они летят на чемпионат Европы во Францию и завоевывают там золотые медали, опередив своих главных конкурентов – Наталью Линичук и Геннадия Карпоносова (учеников Елены Чайковской). Было видно, что этот танец оказался для фигуристов очень близким, отвечал их душевному настрою – катались они вдохновенно. И все же Тарасова увидела тогда и другое – что с подобного рода программой они несколько поторопились. Нет, технически все выглядело безупречно, но смотреть было… скучно, поскольку весь танец проходил под одну мелодию.

А впереди был новый турнир – чемпионат мира в Оттаве (Канада), который открывался в марте 1978 года. У Моисеевой и Миненкова еще было время подготовиться к нему и отточить свое катание. Но они вместо этого постоянно спорили на льду, выясняя отношения. В то время как их главные конкуренты – Линичук и Карпоносов – упорно тренировались, позабыв даже о малейших разногласиях. Да и произвольный танец у них был замечательный (лучший за всю их карьеру) – оригинальный пасодобль. Поэтому на чемпионате мира «золото» взяли именно Линичук – Карпоносов, а наши герои довольствовались лишь вторым местом. Т. Тарасова вспоминает:

«При исполнении обязательного танца – романтического танго – Ира споткнулась. И тут же, на этом же шагу, вслед за ней споткнулась и Наташа, но оценки Линичук и Карпоносов получили выше. Такая ситуация не смутила, а раззадорила Моисееву и Миненкова, произвольный танец они прокатали на таком высоком уровне, вложив в него столько экспрессии, что в зале установилась абсолютная тишина. Кроме музыки, можно было услышать, наверное, только как я дышу. И когда в финальном такте Андрей поднял Иру на руки, я сказала: «Все». Я не сомневалась – победа за нами. Он повторил за мной: «Все!» И тут же споткнулся, уронил партнершу, и они покатились кубарем по льду.

Потом Андрюша говорил, что я его сглазила, но, конечно, дело не в одном слове, сказанном вроде бы под руку. Они могли выиграть, но могли и проиграть, что и случилось. В тот год дуэт Моисеева – Миненков не выглядел абсолютно сильнейшим, это был не чемпионский дуэт. Они плохо тренировались накануне решающего старта, тратя время на выяснение, кто у них в паре главный, и совсем перестали меня понимать.

Ира и Андрей всегда занимались очень нервозно, а тут они, почувствовав себя полноправными чемпионами (в 1975 году они знали, что Пахомова и Горшков вернутся на лед), совсем распустились и стали выяснять и оспаривать правильность каждого шага, пропустив в спорах буквально месяцы тренировок. Я разными способами пыталась пресечь разгильдяйство. Наконец обратилась к родителям, но и вмешательство родителей ни к чему не привело, они словно закусили удила…»

После чемпионата мира Моисеева и Миненков уехали домой, а Тарасова отправилась в турне по Америке вместе с Ириной Родниной и Александром Зайцевым. На лед тренер и ее ученики вновь вышли спустя несколько месяцев – в июле. Однако их совместные тренировки продолжали сопровождать ссоры и споры. Свою лепту в них вносила и хореограф Елена Матвеева, которая взяла сторону фигуристов, что Тарасову еще больше нервировало.

«Мы много спорили, но никогда не разделяли с Еленой совместного труда: какой элемент придумала она, какой придумала я. Тот редкий случай, когда я прекрасно уживалась с хореографом. Единственное, что мне не нравилось, так это то, что, когда я ругала ребят или их наказывала и они, оскорбленные, обычно уезжали в угол катка, следом за ними туда отправлялась Лена успокаивать их. Она там разучивала с ними то, что им хотелось, или так, как им нравилось. Я считала подобные уступки капризам спортсменов антипедагогичными, у тренера и хореографа должна быть единая линия в работе с учениками. В результате мы начали часто ссориться с Леной, которая, как безрассудная мамаша, ничем не хотела обидеть Иру и Андрея. У меня же не было ни сил подстраиваться под настроение учеников, ни времени. Помимо Моисеевой и Миненкова в группе занималось еще семь дуэтов (в том числе и главный дуэт – Наталья Бестемьянова и Андрей Букин. – Ф. Р.). Отношения наши зашли в тупик. Переносить постоянное психологическое напряжение на тренировках мне становилось все труднее и труднее. Меня ругали за их слабые (в применении, конечно, к ним) обязательные танцы. А что ругать: обязательные танцы – это прежде всего огромный и постоянный тренинг. Ира же и Андрей все, о чем не договорили дома, приходили выяснять на тренировках. Настоящей работы уже быть не могло. Миненкова я предупреждала: «Возьми себя в руки, или я передам вас другому тренеру». Я была измучена, меня угнетает, когда тренировка проходит непродуктивно. Но мое предупреждение они всерьез не приняли.

Я пошла на прием к председателю Спорткомитета СССР и сказала, что хочу передать свой танцевальный дуэт Моисеева – Миненков другому тренеру.

– Кому? – спросил он у меня. – Может быть, Людмиле Пахомовой?

– Мне все равно, – ответила я, – у кого они будут заниматься. Они мои любимые дети, дороже у меня не будет никого, но как тренер я уже не могу им ничего дать.

Конечно, в какой-то степени на мои отношения с ними накладывалось и то, что у меня тренировались Бестемьянова и Букин. Я ходила влюбленная в них, как девчонка, не скрывала этого, что очень раздражало Иру. Как любимым и избалованным детям, им хотелось, чтобы на первом плане стояли только они. Даже то, что Бестемьянова и Букин делали первые шаги в большом спорте, а Моисеева и Миненков ходили в признанных мастерах, не успокаивало Иру. Она ревновала, и это чувство с каждым днем все больше и больше накаляло атмосферу в группе…»

На чемпионате СССР в январе 1979 года дуэт Моисеева – Миненков занял 2-е место. Та же история случилась и на чемпионате Европы. Дуэт стал превращаться в «вечно второй». А ссоры не утихали. В итоге за месяц до чемпионата мира 1979 года в Вене (Австрия) Тарасова приняла окончательное решение: привела своих воспитанников к Людмиле Пахомовой, и до отъезда на соревнования они тренировали их вместе. Вместе повезли их и в Вену. Естественно, подобная ситуация только усугубила обстановку внутри дуэта. И на мировом первенстве Моисеева и Миненков выступили хуже, чем обычно, заняв 3-е место («золото» досталось Линичук – Карпоносову, «серебро» – венгерскому дуэту Кристина Регеци – Андраш Шалаи).

Отметим, что сразу же после возвращения с чемпионата Пахомова начала работать с парой одна. Но выдержала всего лишь полгода, поскольку распри в дуэте продолжались. Тренировки проходили впустую, а ни один настоящий тренер терпеть этого не будет, какие бы орденоносные ни были ученики. В итоге место Пахомовой заняла все та же Елена Матвеева, которая на фоне прежних тренеров выглядела самой покладистой. Но вернуть этот дуэт в число «золотых» ей не удалось. На чемпионатах Европы и мира в 1980 году Моисеева и Миненков заняли 3-е место. Та же история произойдет и на зимних Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде (США), где пьедестал был похож на «венский» в 1979 году: 1-е место – Линичук – Карпоносов, 2-е – Регеци – Шалаи, 3-е – Моисеева – Миненков.

После той Олимпиады они поменяли спортобщество: из «Труда» перешли» в «Локомотив».

Между тем в СССР Моисеева – Миненков были вторыми – так случилось в 1981 и 1982 годах. На мировых первенствах они заняли 2-е (1981) и 3-е (1982) места, на «Евро» – 2-е (1981) и 3-е (1982). А. Вернер считает:

«К сожалению, Ирина Моисеева и Андрей Миненков так и остались не понятыми и не признанными судьями и собственной федерацией. Может быть, причина была в том, что своими изяществом и сложностью их танцы отличались от танцев, скажем, их основных соперников Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова, как меню в дорогом французском ресторане – от продовольственного ширпотреба Макдоналдса, который можно легко прожевать, быстро проглотить и быстро выскочить из-за стола. Изжога и тяжесть в желудке приходят позже, по дороге домой…»

А вот мнение Т. Тарасовой: «Ира и Андрей сами лишили себя возможности вернуться на высшую ступень пьедестала. Последние годы с ними работала Елена Матвеева, делала им хорошие показательные номера, программы, но для спорта, где живут чемпионы, они себя потеряли. Так работать, как работали они, тем, кто думает о победе, непозволительно…

Но из души их не вычеркнешь. Я до сих пор с удовольствием с ними встречаюсь. Был момент, когда, не сказав ни одного слова, они дали мне понять, что хотели бы вернуться. Может, кто-то и сочтет, что я поступила неправильно, но я ответного жеста не сделала.

Они остались в моем сердце, и я помню все, что связано с ними. Ира и Андрей совсем разные, хотя внешне очень похожи друг на друга. Ира любит выглядеть лучше всех, чтобы платья у нее были самые модные, чтобы еда, приготовленная ею, была самой вкусной. Но в конце спортивной карьеры ее трудолюбие и старательность, которыми она так выделялась в обыденной жизни, на пороге зала умирали, наверное, она сильно устала или не очень любила фигурное катание.

Мне кажется, Ира очень рано потеряла удовольствие от катания, а Андрей пытался продолжать совершенствоваться, и это ему удалось. В последние годы как фигурист он стал ярче, чем она, несмотря на ту фору, которую ей давали выразительные руки. Андрей работал на льду больше, высчитывал радиусы дуг и угол наклона к ним, используя свои математические способности в тренировках. Андрею многое в танцах давалось тяжело, но если он что-то выучивал, то, как Зайцев, выучивал навсегда. Андрей относился к спорту серьезнее, он больше любит кататься. Даже сейчас, когда Ира родила, он все равно мечтает остаться действующим спортсменом. А вот настоящая чемпионская закваска была все же у Иры. Необъяснима сила вдохновения! Она могла собраться и блестяще откатать программу, которую провалила на тренировках. Это происходило, вероятно, потому, что каждодневная работа ее утомляла, не нравилась ей. Но чемпионство, сидящее в Ире, покоя не давало, оно требовало выхода. Это же качество, редчайшее и сразу же заметное у спортсмена, делало ее на редкость терпеливой к боли. Одних только уколов сколько – и внутривенных и обезболивающих – перенесла она!

Андрей любил выходить на старт в последнюю минуту, когда их уже объявили. А Ире хотелось раньше оказаться на льду, постоять на нем. Он все же добился своего: они выходили в последнюю минуту, и Ира очень нервничала. В какие-то моменты в жизни надо идти на компромиссы, делать не только то, что нравится тебе, но и считаться с желанием партнера. Андрей пойти на такое не мог, да и не хотел. Ирину уже трясет, а он не спеша идет из раздевалки. Но она терпела.

Моисеева и Миненков заражались моими идеями мгновенно. И пока я ставила программу, вели себя идеально. Им было интересно. Все у них сразу получалось, все с первых же дней выглядело очень красиво. Но потом наступал период тончайшей обработки, постоянных однообразных тренировок, и мы возвращались на круги своя…»

Торжественные проводы Моисеевой и Миненкова из большого спорта состоялись 27 ноября 1983 года, во время традиционного турнира «Московские новости» во Дворце спорта в Лужниках. Причем, прощаясь с публикой, Моисеева в своей речи ни разу не назвала имени Татьяны Тарасовой, хотя все громкие победы этого дуэта были связаны именно с ней. Но в тот момент обида еще не прошла, и любое напоминание о Тарасовой больно ранило душу фигуристов. Сама тренер в эти минуты находилась в том же Дворце спорта, но обиды на своих учеников не таила. По ее словам:

«Я поймала себя на мысли, что ничуть не расстроена. Пока они ничего не поняли. Не я отказалась от них, как считают они, и, наверное, не они виноваты в том, что мы расстались. Просто есть жизненные законы, и изменить их не дано никому. В какой-то момент наш союз стал невозможен – кто в этом виноват? Если б они пытались вести себя по-другому, так, как хотела я, кто знает, существовал бы тогда дуэт Моисеева – Миненков, дуэт двукратных чемпионов мира? Они во всем были неповторимы, даже в том, что, добившись высшего звания, не захотели ничуть себя изменить. А без этого удержаться в лидерах невозможно. Но я верю, когда-нибудь они поймут эту нехитрую мысль.

Простилась я с ними намного раньше, чем в тот торжественный вечер, простилась по-своему. В Вене в 1979 году на последний их выход в показательных выступлениях я вышла, как обычно, с ними вместе и встала на привычное место у борта. Они катались, а я плакала. Так мы прощались.

Если же спросить, кого из своих учеников я любила больше всех, нет, кто был дороже всех, – конечно, Ира Моисеева и Андрей Миненков…»

После своего ухода из большого спорта супруги наконец осуществили свою давнюю мечту и стали родителями: в 1984 году у них родилась дочь, которую они назвали Еленой. А спустя несколько лет Ирина Моисеева снова вышла на лед, но теперь уже в качестве детского тренера. В частности, она была первым тренером маленького Ильи Климкина (р. 1980) – бронзового призера чемпионата Европы 2004 года.

Что касается Андрея Миненкова, то он после окончания спортивной карьеры решил заняться наукой. Он окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), после чего в 1989 году защитил диссертацию по привычной для себя теме – анализ того, как конек скользит по льду.

В конце 80-х, в период горбачевской «перестройки», Миненков возглавлял созданную при Госкомспорте структуру, которая занималась финансированием спортивной науки, – ассоциацию «Союзспорттехника». Но после развала СССР Миненков ушел в бизнес. В 1993 году он с компаньоном основывает фирму, которая начинает торговлю новыми на российском рынке импортными марками мороженого. Он пишет:

«Это удивительная ситуация, но именно в спорте еще в далекие советские времена действовали рыночные механизмы. Все зависело только от меня: дал результат – получил награду. Так получилось, что я всю свою жизнь работал только на себя и в спорте, и в науке, и в бизнесе. Видимо, поэтому я был готов к ведению бизнеса гораздо больше, чем многие другие. И, наверное, хорошо, что я начал с нуля, потому что в тот момент приходилось многие участки работы закрывать лично – иногда и товар по магазинам развозить, и грузчикам на складе помогать. Весь этот опыт пригодился, когда бизнес начал развиваться, и помимо практической его стороны мне пришлось задумываться о новых технологиях работы, структурных изменениях, каналах сбыта. Именно опыт этого «нулевого» цикла позволил принимать тактически верные решения, правильно строить структуру компании…»

В настоящее время торговый дом «Холод» является генеральным дистрибьютором мороженого «Марс» в СНГ (сегодня Россия занимает третье место в мире по объемам продаж мороженого «Марс» после Великобритании и Франции), официальным дистрибьютором мороженого «Нестле» и торгует еще многими видами замороженных продуктов (креветки, овощи и т. д.).

В 2006 и 2007 годах, на волне проснувшегося в России (благодаря ТВ) интереса к фигурному катанию, Ирина Моисеева и Андрей Миненков приняли участие в качестве судей в телешоу канала РТР «Танцы на льду» и «Танцы на льду. Бархатный сезон».

В том же 2007 году бывший тренер прославленного дуэта Татьяна Анатольевна Тарасова отметила свое 60-летие. Поздравлений в честь юбиляра было сказано множество. Среди них оказался и спич Андрея Миненкова, который сказал следующее:

«В 60-е годы мы с Ирой тренировались у Татьяны Анатольевны. Наша группа называлась «Тарасята». Мы даже стенгазету выпускали с таким названием. Я хотел бы обратить внимание вот на что: конькобежцы, хоккеисты, другие виды спорта – очень много прозвучало всяких жалоб на судьбу. Перестройка, такая сложная ситуация в стране, и поэтому нет медалей, поэтому все развалилось, руки опустились. А фигуристы с другой планеты, что ли? Так же развалилось практически все. Но сколько лет мы ни смотрим, 2–3 золотые медали с чемпионатов Европы, мира и олимпиад фигуристы привозят. Я все время думаю: в чем секрет-то вообще? А в том, что есть такие тренеры, как Татьяна Анатольевна Тарасова».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

sport.wikireading.ru

Миненков, Андрей Олегович — Википедия Переиздание // WIKI 2

Миненков и Моисеева, 1976

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миненков.

Андрей Олегович Миненков (род. 6 декабря 1954) - выдающийся советский фигурист, выступавший в танцах на льду. С партнёршей, а в дальнейшем женой, Ириной Моисеевой они были серебряными медалистами Олимпиады 1976 года — первой, на которой танцы были включены в программу Игр, и бронзовыми на следующей Олимпиаде 1980 года. Кроме того, Моисеева и Миненков — двукратные чемпионы мира (1975 и 1977 гг.) и двукратные чемпионы Европы (1977 и 1978 гг.). Заслуженный мастер спорта СССР (1975).

Карьера

В пару Ирину и Андрея поставил их первый тренер Игорь Александрович Кабанов, когда им было 12 и 13 лет соответственно. Когда Кабанову предложили работу в Спорткомитете, он «передал» пару начинающему тренеру Татьяне Тарасовой.

Первый успех пришел к паре на чемпионате мира 1975 года в Колорадо-Спрингс, когда, после снятия с соревнований Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова из-за болезни Горшкова, они сенсационно стали чемпионами мира. В следующем, 1976 году, они становятся вторыми на Олимпиаде в Инсбруке, уступив знаменитым Пахомовой — Горшкову. На чемпионате мира того же года расклад мест повторяется — Моисеева и Миненков снова вторые.

В 1977 году пара завоевывает звание чемпионов Советского Союза, несмотря на травму Ирины, полученную на разминке прямо перед выступлением. Через неделю на чемпионате мира в Хельсинки во время оригинального танца партнёрша падает. Но произвольную программу они исполняют настолько блестяще, что впервые Моисеева и Миненков становятся чемпионами Европы.

В 1977 году Моисеева и Миненков второй раз выиграли чемпионат мира, проходивший в Токио. В 1978 году в Страсбурге они повторно выигрывают чемпионат Европы с произвольной программой, впервые в фигурном катании поставленной с единой сюжетной линией на музыку из одного музыкального произведения (мюзикла «Вестсайдская история»).

В 1979 году Моисеева и Миненков решают прекратить 10-летнее сотрудничество с Тарасовой и меняют тренера (по свидетельству Тарасовой в книге «Четыре времени года» она сама отказалась от спортсменов, устав от конфликтов).

Новым наставником пары становится Людмила Пахомова. Однако вскоре, после окончания зимнего олимпийского сезона 1980 года, и это содружество распалось.

Последние годы с ними работала Наталья Дубова. Бессменным хореографом являлась Елена Матвеева — бывшая балерина Большого театра.

27 ноября 1983 года в торжественной обстановке во Дворце спорта в Лужниках на турнире на призы газеты «Московские новости» Моисеева и Миненков попрощались со спортом.

Выступления на льду Моисеевой и Миненкова во многом были новаторскими, опередившими время на годы, имели большую популярность у зрителей, но были не приняты специалистами.

После спорта

У Ирины Моисеевой и Андрея Миненкова в 1984 году родилась дочь Елена.

После окончания спортивной карьеры Андрей Миненков решил заняться наукой. Он закончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), затем, в 1989 году, защитил диссертацию по привычной для себя теме — это был анализ того, как конёк скользит по льду (работа выполнялись в НИИ механики МГУ, научный руководитель А. А. Шахназаров).

На волне «перестройки» возглавил созданную при Госкомспорте структуру, которая занималась финансированием спортивной науки, — ассоциацию «Союзспорттехника».

Далее Миненков решает уйти в бизнес. В 1993 году он с компаньоном основывает фирму, которая начинает торговлю новыми на российском рынке импортными марками мороженого. В настоящее время торговый дом «Холод» является генеральныи дистрибьютором мороженого «Марс» в СНГ (такие марки мороженого, как «Марс», «Сникерс», «Баунти», «Твикс» и т. п.), официальным дистрибьютором мороженого «Нестле» и торгует ещё многими видами замороженных продуктов (креветки, овощи и т. д.).

В 2006 и 2007 году Андрей Миненков принимал участие в качестве судьи в телешоу канала РТР «Танцы на льду» и «Танцы на льду. Бархатный сезон».

Спортивные достижения

Ссылки

wiki2.org

Андрей Миненков Википедия

Миненков и Моисеева, 1976 В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миненков.

Андрей Олегович Миненков (род. 6 декабря 1954) - выдающийся советский фигурист, выступавший в танцах на льду. С партнёршей, а в дальнейшем женой, Ириной Моисеевой они были серебряными медалистами Олимпиады 1976 года — первой, на которой танцы были включены в программу Игр, и бронзовыми на следующей Олимпиаде 1980 года. Кроме того, Моисеева и Миненков — двукратные чемпионы мира (1975 и 1977 гг.) и двукратные чемпионы Европы (1977 и 1978 гг.). Заслуженный мастер спорта СССР (1975).

Карьера

В пару Ирину и Андрея поставил их первый тренер Игорь Александрович Кабанов, когда им было 12 и 13 лет соответственно. Когда Кабанову предложили работу в Спорткомитете, он «передал» пару начинающему тренеру Татьяне Тарасовой.

Первый успех пришел к паре на чемпионате мира 1975 года в Колорадо-Спрингс, когда, после снятия с соревнований Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова из-за болезни Горшкова, они сенсационно стали чемпионами мира. В следующем, 1976 году, они становятся вторыми на Олимпиаде в Инсбруке, уступив знаменитым Пахомовой — Горшкову. На чемпионате мира того же года расклад мест повторяется — Моисеева и Миненков снова вторые.

В 1977 году пара завоевывает звание чемпионов Советского Союза, несмотря на травму Ирины, полученную на разминке прямо перед выступлением. Через неделю на чемпионате мира в Хельсинки во время оригинального танца партнёрша падает. Но произвольную программу они исполняют настолько блестяще, что впервые Моисеева и Миненков становятся чемпионами Европы.

В 1977 году Моисеева и Миненков второй раз выиграли чемпионат мира, проходивший в Токио. В 1978 году в Страсбурге они повторно выигрывают чемпионат Европы с произвольной программой, впервые в фигурном катании поставленной с единой сюжетной линией на музыку из одного музыкального произведения (мюзикла «Вестсайдская история»).

В 1979 году Моисеева и Миненков решают прекратить 10-летнее сотрудничество с Тарасовой и меняют тренера (по свидетельству Тарасовой в книге «Четыре времени года» она сама отказалась от спортсменов, устав от конфликтов).

Новым наставником пары становится Людмила Пахомова. Однако вскоре, после окончания зимнего олимпийского сезона 1980 года, и это содружество распалось.

Последние годы с ними работала Наталья Дубова. Бессменным хореографом являлась Елена Матвеева — бывшая балерина Большого театра.

27 ноября 1983 года в торжественной обстановке во Дворце спорта в Лужниках на турнире на призы газеты «Московские новости» Моисеева и Миненков попрощались со спортом.

Выступления на льду Моисеевой и Миненкова во многом были новаторскими, опередившими время на годы, имели большую популярность у зрителей, но были не приняты специалистами.

После спорта

У Ирины Моисеевой и Андрея Миненкова в 1984 году родилась дочь Елена.

После окончания спортивной карьеры Андрей Миненков решил заняться наукой. Он закончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), затем, в 1989 году, защитил диссертацию по привычной для себя теме — это был анализ того, как конёк скользит по льду (работа выполнялись в НИИ механики МГУ, научный руководитель А. А. Шахназаров).

На волне «перестройки» возглавил созданную при Госкомспорте структуру, которая занималась финансированием спортивной науки, — ассоциацию «Союзспорттехника».

Далее Миненков решает уйти в бизнес. В 1993 году он с компаньоном основывает фирму, которая начинает торговлю новыми на российском рынке импортными марками мороженого. В настоящее время торговый дом «Холод» является генеральныи дистрибьютором мороженого «Марс» в СНГ (такие марки мороженого, как «Марс», «Сникерс», «Баунти», «Твикс» и т. п.), официальным дистрибьютором мороженого «Нестле» и торгует ещё многими видами замороженных продуктов (креветки, овощи и т. д.).

В 2006 и 2007 году Андрей Миненков принимал участие в качестве судьи в телешоу канала РТР «Танцы на льду» и «Танцы на льду. Бархатный сезон».

Спортивные достижения

Ссылки

wikiredia.ru

Миненков, Андрей Олегович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миненков.

Андрей Олегович Миненков (род. 6 декабря 1954) - выдающийся советский фигурист, выступавший в танцах на льду. С партнёршей, а в дальнейшем женой, Ириной Моисеевой они были серебряными медалистами Олимпиады 1976 года — первой, на которой танцы были включены в программу Игр, и бронзовыми на следующей Олимпиаде 1980 года. Кроме того, Моисеева и Миненков — двукратные чемпионы мира (1975 и 1977 гг.) и двукратные чемпионы Европы (1977 и 1978 гг.). Заслуженный мастер спорта СССР (1975).

Карьера

В пару Ирину и Андрея поставил их первый тренер Игорь Александрович Кабанов, когда им было 12 и 13 лет. Когда Кабанову предложили работу в Спорткомитете, он «передал» пару начинающему тренеру Татьяне Тарасовой.

Первый успех пришел к паре на чемпионате мира 1975 года в Колорадо-Спрингс, когда после снятия с соревнований Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова они сенсационно стали чемпионами мира. В следующем, 1976 году, они становятся вторыми на Олимпиаде в Инсбруке, уступив знаменитым Пахомовой — Горшкову. На чемпионате мира того же года расклад мест повторяется — Моисеева и Миненков снова вторые.

В 1977 году пара завоевывает звание чемпионов Советского Союза, несмотря на травму Ирины, полученную на разминке прямо перед выступлением. Через неделю на чемпионате мира в Хельсинки во время оригинального танца партнёрша падает. Но произвольную программу они исполняют настолько блестяще, что впервые Моисеева и Миненков становятся чемпионами Европы.

В 1977 году Моисеева и Миненков второй раз выиграли чемпионат мира, проходивший в Токио. В 1978 году в Страсбурге они повторно выигрывают чемпионат Европы с произвольной программой, впервые в фигурном катании поставленной с единой сюжетной линией на музыку из одного музыкального произведения (мюзикла «Вестсайдская история»).

В 1979 году Моисеева и Миненков решают прекратить 10-летнее сотрудничество с Тарасовой и меняют тренера (по свидетельству Тарасовой в книге «Четыре времени года» она сама отказалась от спортсменов, устав от конфликтов).

Новым наставником пары становится Людмила Пахомова. Однако вскоре, после окончания зимнего олимпийского сезона 1980 года, и это содружество распалось.

Последние годы с ними работала Наталья Дубова. Бессменным хореографом являлась Елена Матвеева — бывшая балерина Большого театра.

27 ноября 1983 года в торжественной обстановке во Дворце спорта в Лужниках на турнире на призы газеты «Московские новости» Моисеева и Миненков попрощались со спортом.

Выступления на льду Моисеевой и Миненкова во многом были новаторскими, опередившими время на годы, имели большую популярность у зрителей, но были не приняты специалистами.

После спорта

У Ирины Моисеевой и Андрея Миненкова в 1984 году родилась дочь Елена.

После окончания спортивной карьеры Андрей Миненков решил заняться наукой. Он закончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), затем, в 1989 году, защитил диссертацию по привычной для себя теме — это был анализ того, как конёк скользит по льду.

На волне «перестройки» возглавил созданную при Госкомспорте структуру, которая занималась финансированием спортивной науки, — ассоциацию «Союзспорттехника».

Далее Миненков решает уйти в бизнес. В 1993 году он с компаньоном основывает фирму, которая начинает торговлю новыми на российском рынке импортными марками мороженого. В настоящее время торговый дом «Холод» является генеральныи дистрибьютором мороженого «Марс» в СНГ (такие марки мороженого, как «Марс», «Сникерс», «Баунти», «Твикс» и т. п.), официальным дистрибьютором мороженого «Нестле» и торгует ещё многими видами замороженных продуктов (креветки, овощи и т. д.).

В 2006 и 2007 году Андрей Миненков принимал участие в качестве судьи в телешоу канала РТР «Танцы на льду» и «Танцы на льду. Бархатный сезон».

Спортивные достижения

Напишите отзыв о статье "Миненков, Андрей Олегович"

Ссылки

  • [offline.business-magazine.ru/2004/62/168670/page/1 Среда обитания холод] интервью опубликовано в журнале «Бизнес-журнал» № 1 от 18 января 2005 года.
  • [www.solovieff.ru/main.mhtml?Part=58&PubID=350 А. Миненков на сайте В. Соловьёва]
  • [www.smsport.ru/expo/katalog/f-kat/moiseeva/ А. Миненков на сайте «Современного музея спорта»]

Отрывок, характеризующий Миненков, Андрей Олегович

Для человеческого ума непонятна абсолютная непрерывность движения. Человеку становятся понятны законы какого бы то ни было движения только тогда, когда он рассматривает произвольно взятые единицы этого движения. Но вместе с тем из этого то произвольного деления непрерывного движения на прерывные единицы проистекает большая часть человеческих заблуждений. Известен так называемый софизм древних, состоящий в том, что Ахиллес никогда не догонит впереди идущую черепаху, несмотря на то, что Ахиллес идет в десять раз скорее черепахи: как только Ахиллес пройдет пространство, отделяющее его от черепахи, черепаха пройдет впереди его одну десятую этого пространства; Ахиллес пройдет эту десятую, черепаха пройдет одну сотую и т. д. до бесконечности. Задача эта представлялась древним неразрешимою. Бессмысленность решения (что Ахиллес никогда не догонит черепаху) вытекала из того только, что произвольно были допущены прерывные единицы движения, тогда как движение и Ахиллеса и черепахи совершалось непрерывно. Принимая все более и более мелкие единицы движения, мы только приближаемся к решению вопроса, но никогда не достигаем его. Только допустив бесконечно малую величину и восходящую от нее прогрессию до одной десятой и взяв сумму этой геометрической прогрессии, мы достигаем решения вопроса. Новая отрасль математики, достигнув искусства обращаться с бесконечно малыми величинами, и в других более сложных вопросах движения дает теперь ответы на вопросы, казавшиеся неразрешимыми. Эта новая, неизвестная древним, отрасль математики, при рассмотрении вопросов движения, допуская бесконечно малые величины, то есть такие, при которых восстановляется главное условие движения (абсолютная непрерывность), тем самым исправляет ту неизбежную ошибку, которую ум человеческий не может не делать, рассматривая вместо непрерывного движения отдельные единицы движения. В отыскании законов исторического движения происходит совершенно то же. Движение человечества, вытекая из бесчисленного количества людских произволов, совершается непрерывно. Постижение законов этого движения есть цель истории. Но для того, чтобы постигнуть законы непрерывного движения суммы всех произволов людей, ум человеческий допускает произвольные, прерывные единицы. Первый прием истории состоит в том, чтобы, взяв произвольный ряд непрерывных событий, рассматривать его отдельно от других, тогда как нет и не может быть начала никакого события, а всегда одно событие непрерывно вытекает из другого. Второй прием состоит в том, чтобы рассматривать действие одного человека, царя, полководца, как сумму произволов людей, тогда как сумма произволов людских никогда не выражается в деятельности одного исторического лица. Историческая наука в движении своем постоянно принимает все меньшие и меньшие единицы для рассмотрения и этим путем стремится приблизиться к истине. Но как ни мелки единицы, которые принимает история, мы чувствуем, что допущение единицы, отделенной от другой, допущение начала какого нибудь явления и допущение того, что произволы всех людей выражаются в действиях одного исторического лица, ложны сами в себе. Всякий вывод истории, без малейшего усилия со стороны критики, распадается, как прах, ничего не оставляя за собой, только вследствие того, что критика избирает за предмет наблюдения большую или меньшую прерывную единицу; на что она всегда имеет право, так как взятая историческая единица всегда произвольна. Только допустив бесконечно малую единицу для наблюдения – дифференциал истории, то есть однородные влечения людей, и достигнув искусства интегрировать (брать суммы этих бесконечно малых), мы можем надеяться на постигновение законов истории. Первые пятнадцать лет XIX столетия в Европе представляют необыкновенное движение миллионов людей. Люди оставляют свои обычные занятия, стремятся с одной стороны Европы в другую, грабят, убивают один другого, торжествуют и отчаиваются, и весь ход жизни на несколько лет изменяется и представляет усиленное движение, которое сначала идет возрастая, потом ослабевая. Какая причина этого движения или по каким законам происходило оно? – спрашивает ум человеческий. Историки, отвечая на этот вопрос, излагают нам деяния и речи нескольких десятков людей в одном из зданий города Парижа, называя эти деяния и речи словом революция; потом дают подробную биографию Наполеона и некоторых сочувственных и враждебных ему лиц, рассказывают о влиянии одних из этих лиц на другие и говорят: вот отчего произошло это движение, и вот законы его. Но ум человеческий не только отказывается верить в это объяснение, но прямо говорит, что прием объяснения не верен, потому что при этом объяснении слабейшее явление принимается за причину сильнейшего. Сумма людских произволов сделала и революцию и Наполеона, и только сумма этих произволов терпела их и уничтожила. «Но всякий раз, когда были завоевания, были завоеватели; всякий раз, когда делались перевороты в государстве, были великие люди», – говорит история. Действительно, всякий раз, когда являлись завоеватели, были и войны, отвечает ум человеческий, но это не доказывает, чтобы завоеватели были причинами войн и чтобы возможно было найти законы войны в личной деятельности одного человека. Всякий раз, когда я, глядя на свои часы, вижу, что стрелка подошла к десяти, я слышу, что в соседней церкви начинается благовест, но из того, что всякий раз, что стрелка приходит на десять часов тогда, как начинается благовест, я не имею права заключить, что положение стрелки есть причина движения колоколов. Всякий раз, как я вижу движение паровоза, я слышу звук свиста, вижу открытие клапана и движение колес; но из этого я не имею права заключить, что свист и движение колес суть причины движения паровоза. Крестьяне говорят, что поздней весной дует холодный ветер, потому что почка дуба развертывается, и действительно, всякую весну дует холодный ветер, когда развертывается дуб. Но хотя причина дующего при развертыванье дуба холодного ветра мне неизвестна, я не могу согласиться с крестьянами в том, что причина холодного ветра есть раэвертыванье почки дуба, потому только, что сила ветра находится вне влияний почки. Я вижу только совпадение тех условий, которые бывают во всяком жизненном явлении, и вижу, что, сколько бы и как бы подробно я ни наблюдал стрелку часов, клапан и колеса паровоза и почку дуба, я не узнаю причину благовеста, движения паровоза и весеннего ветра. Для этого я должен изменить совершенно свою точку наблюдения и изучать законы движения пара, колокола и ветра. То же должна сделать история. И попытки этого уже были сделаны. Для изучения законов истории мы должны изменить совершенно предмет наблюдения, оставить в покое царей, министров и генералов, а изучать однородные, бесконечно малые элементы, которые руководят массами. Никто не может сказать, насколько дано человеку достигнуть этим путем понимания законов истории; но очевидно, что на этом пути только лежит возможность уловления исторических законов и что на этом пути не положено еще умом человеческим одной миллионной доли тех усилий, которые положены историками на описание деяний различных царей, полководцев и министров и на изложение своих соображений по случаю этих деяний.

Силы двунадесяти языков Европы ворвались в Россию. Русское войско и население отступают, избегая столкновения, до Смоленска и от Смоленска до Бородина. Французское войско с постоянно увеличивающеюся силой стремительности несется к Москве, к цели своего движения. Сила стремительности его, приближаясь к цели, увеличивается подобно увеличению быстроты падающего тела по мере приближения его к земле. Назади тысяча верст голодной, враждебной страны; впереди десятки верст, отделяющие от цели. Это чувствует всякий солдат наполеоновской армии, и нашествие надвигается само собой, по одной силе стремительности. В русском войске по мере отступления все более и более разгорается дух озлобления против врага: отступая назад, оно сосредоточивается и нарастает. Под Бородиным происходит столкновение. Ни то, ни другое войско не распадаются, но русское войско непосредственно после столкновения отступает так же необходимо, как необходимо откатывается шар, столкнувшись с другим, с большей стремительностью несущимся на него шаром; и так же необходимо (хотя и потерявший всю свою силу в столкновении) стремительно разбежавшийся шар нашествия прокатывается еще некоторое пространство.

wiki-org.ru